Поэты и убийство (3 стр.)

Тема

Если бы мне удалось немного почитать в твоей прекрасной библиотеке…

– Дружище, боюсь, у тебя не будет времени для чтения. Ло отодвинул занавеску. Паланкин пересекал центральную улицу. Начальник Ло показал на витрины лавок, празднично украшенные цветными фонарями всех форм и размеров.

– Завтра праздник Середины Осени! Мы же начнем его отмечать еще сегодня ночью! С ужина. Вместе с небольшой, но избранной компанией гостей!

Судья Ди вежливо улыбнулся, но упомянутый коллегой праздник Середины Осени вызвал у него прилив горечи. Больше чем любой другой из ежегодных праздников, этот был прежде всего семейным; на нем хозяйничали женщины, и в нем принимали большое участие дети. Судья рассчитывал провести этот день в Пуяне в узком семейном кругу. Но начальник округа, сам возвращающийся в столицу провинции на следующей неделе, приказал ему задержаться на два дня в Чинхуа, чтобы быть под рукой, если понадобится. Судья Ди вздохнул. Он сам предпочел бы немедленно вернуться в Пуян, и не только по причине торжеств, но из-за находившегося в суде сложного дела о хищениях, которым он хотел заняться лично. Из-за этого дела он решил съездить в Чинхуа один, оставив в Пуяне своего доверенного советника секретаря Хуна и своих троих соратников, чтобы они смогли собрать всю необходимую для вынесения приговора информацию.

– А кто еще, как ты сказал?

– Академик Шао, дружище. Он согласился почтить своим присутствием мое скромное жилище!

– Не имеешь ли ты в виду бывшего президента академии? Человека, который до недавнего времени составлял тексты наиболее важных императорских указов?

Начальник Ло широко улыбнулся.

– Именно так! Одного из величайших писателей нашего времени, несравненного прозаика и поэта. Кроме того, с нами будет придворный стихотворец достопочтенный Чан Лянпо.

– Небеса! Еще одно громкое имя… Право, Ло, тебе не следовало бы называть себя любителем. То, что эти прославленные поэты соглашаются проводить с тобой время, подтверждает мое мнение о тебе как о…

Его коллега быстро поднял ладонь.

– О нет, Ди. Увы, простая случайность. Вышло так, что академик проезжал здесь по дороге домой, в столицу. А Чан Лянпо, который родился и вырос в этих местах, прибыл поклониться могилам своих предков. А ты знаешь, что Ямынь, как и моя официальная резиденция, занимает бывший княжеский летний дворец: он раньше принадлежал известному Девятому князю, который двадцать лет назад намеревался захватить трон. Там много обособленных двориков, есть и чудесные сады. Оба выдающихся гостя согласились принять мое приглашение только потому, что, как они думали, им будет много удобнее у меня, чем на постоялом дворе.

– Ло, ты слишком скромен! И Шао и Чан отличаются привередливостью. Они никогда не приняли бы приглашения жить в твоем доме, если бы на них не произвела впечатления твоя изысканная поэзия. Когда они приезжают?

– Они бы уже должны быть здесь, старший брат. Я приказал своему управителю подать им полуденную трапезу в главном зале и пору'-.1л советнику представлять меня как хозяина. Думаю, мы скоро будем на месте.

Он отдернул в сторону занавеску.

– Небеса! Что здесь делает Као?

Высунув голову из окна, он крикнул старшему носильщику:

– Стой!

Пока паланкин опускали на землю перед главным входом в Ямынь, судья Ди заметил взволнованную кучку людей, сгрудившихся на широких ступенях. В мужчине, одетом в аккуратный черный халат и синюю рубаху, он узнал советника Као. Худой малый в коричневой куртке с обшитыми черными краями и коричневых штанах, в лакированном черном шлеме с длинным красным шнуром был начальник стражи. Двое других выглядели обычными горожанами. Чуть в стороне держались трое стражников.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке