Зачарованное паломничество

Тема

Саймак Клиффорд Дональд

Клиффорд САЙМАК

1

Гоблин со стропил следил за прячущимся монахом, который шпионил за ученым. Гоблин ненавидел монаха и имел для этого все основания. Монах никого не ненавидел и не любил: он был фанатичен и честолюбив. Ученый тайком спрятал рукопись, найденную им в переплете книги.

Был поздний час, в библиотеке затихало. Где-то украдкой скреблась мышь. Свеча, стоявшая на столе, над которым согнулся ученый, почти догорела.

Ученый сунул рукопись под рубашку. Он закрыл книгу, поставил ее на полку и пальцами погасил огонек свечи. Бледный лунный свет сквозь высокие окна, доходящие почти до стропил, залил библиотеку призрачным светом.

Ученый, пробираясь между столиками, направился в фойе. Монах еще больше вжался в тень и позволил ему пройти. Он не пытался остановить ученого. Гоблин, полный ненависти к монаху, в задумчивости поскреб голову.

2

Марк Корнуэлл ел хлеб с сыром, когда раздался стук в дверь. Комната была маленькой и холодной: горстка горевших прутьев в маленьком камине не согревала ее.

Марк встал и, прежде чем подойти к двери, стряхнул крошки сыра с одежды. Он открыл дверь: перед ним стояло маленькое сморщенное существо, едва ли трех футов ростом, одетое в изорванные кожаные брюки. Ноги у него были голые и волосатые, на теле - изношенная куртка алого бархата, а на голове красовался колпачок.

- Я гоблин со стропил, - сказало существо. - Можно войти?

- Конечно, - ответил Корнуэлл. - Я о вас слышал. Но я думал, что вы миф.

Гоблин вошел и устремился к камину. Присев на корточки, он протянул руки к огню.

- Почему вы считали меня мифом? - обидчиво спросил он. - Вы знаете, что существуют и гоблины, и эльфы, и другие из Братства. Почему же вы усомнились в моем существовании?

- Не знаю, может быть потому, что я вас никогда не видел.

- Я прячусь. Остаюсь на стропилах, там много укромных мест, и меня трудно увидеть. Некоторые читатели очень пугливы. У них нет чувства юмора.

- Хотите сыра? - спросил Корнуэлл.

- Конечно, хочу. Что за глупый вопрос?

Он отошел от огня и примостился на грубой скамейке у стола. Осмотрелся.

- У вас не очень легкая жизнь. В комнате нет мягкости. Все жесткое и суровое.

- Я доволен, - сказал Корнуэлл. Он достал из ножен кинжал, отрезал сыра, потом хлеба и протянул их гоблину.

- Грубая еда, - заметил гоблин.

- Все, что имею. Но вы ведь пришли не за хлебом и сыром.

- Нет. Я видел вас вчера вечером. Видел, как вы стащили рукопись.

- Ага. И что же вам нужно?

- Ничего, - ответил гоблин. Он откусил сыра. - Я пришел сказать, что монах, Освальд, тоже следил за вами.

- Если бы он следил, то задержал бы.

- Мне кажется, - заметил гоблин, - что вас совершенно не мучают угрызения совести. Вы даже не пытаетесь скрыть это.

- Вы видели меня, - сказал Корнуэлл, - и тоже не остановили. Тут дело гораздо серьезнее, чем кажется.

- Возможно. Вы долго здесь были студентом?

- Почти шесть лет.

- Больше вы не студент. Ученый.

- Особой разницы нет.

- Конечно, - согласился гоблин, - но вы больше не стыдливый школьник. Вы переросли простого студента.

- Возможно, но я не совсем понимаю...

- Дело в том, что Освальд видел, как вы крадете документ, и все же позволил вам уйти. Мог он знать, что вы украли?

- Сомневаюсь. Я сам не знал, пока не увидел. Я не искал его. Я даже не знал, что он существует. Снимая книгу с полки, я заметил в переплете что-то странное. Он был слишком толстый. Похоже было, что в нем что-то спрятано.

- Если это было так заметно, почему же его до сих пор никто не нашел? Можно еще сыра?

Корнуэлл отрезал еще сыра.

- На ваш вопрос ответить очень легко. Вероятно, уже сто лет книги не трогали.

- Затерянный том, - сказал гоблин.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке