Забавный случай с Бенджамином Баттоном

Тема

Фицджеральд Френсис Скотт

Фрэнсис Скотт Фицджеральд

ЗАБАВНЫЙ СЛУЧАЙ

С БЕНДЖАМИНОМ БАТТОНОМ

Перевод с английского Т. Луковниковой

I

В 1860 году еще полагали, что появляться на свет надлежит дома. Ныне же, гласит молва, верховные жрецы медицины повелевают, дабы первый крик новорожденного прозвучал в стерильной атмосфере клиники, предпочтительно фешенебельной. Поэтому, когда молодые супруги мистер и миссис Роджер Баттон решили в один прекрасный летний день 1860 года, что их первенец должен появиться на свет божий в клинике, они опередили моду на целых пятьдесят лет. Связан ли этот анахронизм с той поразительной историей, которую я собираюсь здесь поведать, навсегда останется тайной.

Я расскажу, как все было, а там уж судите сами. Перед войной супруги Баттоны занимали в Балтиморе завидное положение и процветали. Они были в родстве с Этим Семейством и с Тем Семейством, что, как известно каждому южанину, приобщало их к многочисленной аристократии, которой изобиловала Конфедерация. Они впервые решились отдать дань очаровательной старой традиции - обзавестись ребенком, и мистер Баттон. вполне естественно, нервничал. Он надеялся, что родится мальчик и он сможет определить его в йельский колледж, штат Коннектикут, где сам мистер Баттон целых четыре года был известен под недвусмысленным прозвищем "Петух".

В то сентябрьское утро, когда ожидалось великое событие, он встал в шесть часов, оделся, безупречно завязал галстук и, выйдя на улицу, устремился к клинике, торопясь узнать, зародилась ли в лоне ночи новая жизнь.

В сотне шагов от Частной мэрилендской клиники для леди и джентльменов он увидел доктора Кина, пользовавшего все его семейство, который выходил из главного подъезда, потирая руки привычным движением, как будто мыл их под краном, к чему обязывает всех врачей неписаный закон их профессии.

Мистер Роджер Баттон, глава фирмы "Роджер Баттон и К°, оптовая торговля скобяными товарами", бросился навстречу доктору, вмиг позабыв о достоинстве, которое было неотъемлемым качеством южанина в те незабываемые времена.

- Доктор Кин! - вскричал он. - Ах, доктор Кин!

Доктор услышал это и остановился, ожидая мистера Баттона, причем на строгом докторском лице появилось весьма странное выражение.

- Ну как? - спросил мистер Баттон, запыхавшись от быстрого бега. - Уже? Что с ней? Мальчик? Или нет? И какой...

- Говорите вразумительно! - резко оборвал его доктор Кин. Вид у него был раздраженный.

- Родился ребенок? - пробормотал мистер Баттон с мольбой.

Доктор Кин нахмурил брови.

- М-да, пожалуй... я бы сказал... в некотором роде. - Он опять посмотрел на мистера Баттона странным взглядом.

- Как жена? Благополучно?

- Да.

- А кто у нас - девочка или мальчик?

- Оставьте меня! - закричал доктор Кин, окончательно потеряв самообладание. - Сделайте милость, разбирайтесь сами. Безобразие!

Последнее слово он будто выплюнул Баттону в лицо и пробормотал, отворачиваясь:

- Уж не думаете ли вы, что это поднимет мой врачебный престиж? Да случись еще хоть раз нечто подобное - и я разорен, такое кого угодно разорит!

- Но в чем же дело? - вскричал мистер Баттон в ужасе. Тройня?

- Если бы тройня! - ответил доктор убийственным тоном. Нет уж, ступайте полюбуйтесь собственными глазами. И найдите себе другого доктора. Я принимал вас, когда вы родились на свет, молодой человек, и сорок лет лечил ваше семейство, но теперь между нами все кончено. Не хочу больше видеть ни вас, ни вашу родню! Прощайте!

Он резко повернулся, не сказав более ни слова, уселся в пролетку, которая ждала его у тротуара, и отбыл в суровом молчании.

Ошеломленный мистер Баттон остался стоять на улице, весь дрожа.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке