Западная наука так чудесна ! (2 стр.)

Тема

- Вы хотите сказать, товарищ полковник, что я должен подружиться со всеми, кто встретится на моем пути?

- Со всеми, - ответил полковник твердо.

Фаррер был молод, и ему нравилось путешествовать.

- Следует ли мне и со священниками обходиться любезно? Я ведь убежденный атеист, товарищ полковник.

- И со священниками тоже, - ответил полковник. - Со священниками особенно.

Тут он резко взглянул на Фаррера.

- Дружите со всеми, кроме женщин. Вы меня слышите, товарищ младший лейтенант? Держитесь подальше от неприятностей.

Три недели спустя Фаррер взбирался на скалу возле небольшого водопада, несущего свои воды в Реку Золотого Песка - Чиншачьян, как называли в этих местах Длинную Реку Янцзы.

Рядом с ним семенил партийный секретарь Кунсун, пекинский аристократ, вступивший в компартию еще в юности. Их сопровождал взвод солдат, множество носильщиков и офицер Народно-освободительной армии, который следил как за поддержанием боеготовности солдат, так и за Фаррером. Взбираясь по крутому склону, веселый толстяк товарищ капитан Ли пыхтел сзади.

- Если вы хотите стать героями труда, - крикнул он идущим впереди, - то давайте продолжать подъем. Но если следовать уставу службы тыла, то лучше остановиться и попить чаю. Все равно мы, скорее всего, не доберемся до Паку раньше, чем наступит ночь.

Кунсун презрительно оглянулся. Цепь солдат и носильщиков растянулась на двести ярдов, словно пыльная змея, прижавшаяся к скалистому склону горы. Торчавшие над пилотками солдат стволы винтовок смотрели прямо на него. Далеко внизу, словно золотая нить, вплетенная в серо-зеленый сумеречный ковер долины, извивалось русло Чиншачьян.

Кунсун фыркнул:

- Если бы все было по-твоему, мы бы до сих пор торчали на постоялом дворе и пили чай, а люди бы спали.

По-китайски Фаррер говорил неважно, но суть уловил.

- Не спорьте, товарищи, - примирительно сказал он на ломаном мандаринском наречии. - Может, мы и не попадем к озеру до темноты, но на этой скале все равно лагерь не разобьешь.

Насвистывая сквозь зубы "Ich hatt'ein kameraden", Фаррер обогнал Кунсуна и пошел впереди. Таким образом, он первым поднялся на вершину и оказался лицом к лицу с марсианином.

На этот раз марсианин был готов к встрече. Помня о неудачном знакомстве с американцем, он решил сделать все, чтобы не испугать гостей.

Перед глазами Фаррера предстала весьма занимательная картина.

На крохотной полянке стояли два советских грузовика, и перед каждым из них - по столу, искусно сервированных русской закуской. Над одним из грузовиков развевался красный флаг с белой надписью по-русски: "Добро пожаловать героям Брянска!" Марсианин уловил, что Фаррер - большой любитель женщин, и посему он материализовал четырех хорошеньких советских девушек - блондинку, брюнетку, рыженькую и для разнообразия альбиноску, которых усадил в шезлонги и усыпил. Поразмыслив над тем, какую форму принять самому, он пришел к выводу, что будет очень недурно воплотиться в Мао Цзэдуна.

Фаррер застыл на месте, глядя на Мао и не решаясь ступить на скалу.

- Поднимайтесь, мы ждем вас, - молвил марсианин елейно.

Тут появились Ли и Кунсун. Один стал слева от Фаррера, другой - справа. Все трое застыли, разинув рты. Кунсун опомнился первым, узнав Мао Цзэдуна. Он никогда не упускал возможности познакомиться с представителями высшего эшелона компартии. Дрожащим, недоверчивым голосом он с натугой заговорил:

- Товарищ Генеральный Секретарь Партии Мао! Я никогда не думал, что мы встретим Вас в этих горах. Вы ли это? И если Вы - не Вы, то кто вы?

- Я - не ваш Генеральный секретарь, - ответил марсианин. - Я просто местный демон, имеющий сильные прокоммунистические настроения и желающий познакомиться с такими приятными и общительными людьми, как вы.

Кунсун побледнел.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке