Зеленый свет

Тема

Губин Валерий Дмитриевич

Валерий Дмитриевич ГУБИН

Фантастический рассказ

Карл Чалмер не мог пожаловаться на свою жизнь. Спокойно и сыто протекали его годы в уютной однокомнатной квартире с лоджией-оранжереей, на восемнадцатом этаже. Конечно, на пенсию особенно не развернешься, но вполне хватало, чтобы модно одеваться, каждый день обедать в ресторане, а по субботам брать бутылку любимой испанской "Малаги". Как-никак это была пенсия пилота высшего класса, водителя тяжелых грузовых звездолетов. А в одну из таких суббот, раз в месяц, выпив несколько традиционных рюмок, он надевал самый лучший костюм и отправлялся за город. Сначала до конечной станции метро западного радиуса, потом автобусом, а там еще минут пятнадцать пешком через поле к огромному холму. С него был хорошо виден весь порт.

Карл долго, до наступления сумерек стоял там и смотрел на бескрайнюю бетонированную равнину, в трещинах которой уже выросла высокая трава, на ржавые, полуразрушенные мачты стартовых площадок и редкие, оголенные каркасы когда-то могучих кораблей. Иногда внизу сверкал огонек плазменной горелки - резали на части очередную ракету, но чаще всего порт был пуст, заброшен и, казалось, никому на свете больше не нужен. Он сам ветшал, ржавел, разрушался, медленно, но неуклонно тонул в подступающей со всех сторон дикой, буйной природе. Еще какие-нибудь двадцать лет - и порт совсем исчезнет, растворится в этой траве, упрямых кустарниках, мелких кривых березках, а обломки бетонных плит засосет рыхлая земля.

Чалмер смотрел на порт, откуда десятки раз улетал к звездам и куда возвращался, измученный до предела, вымотанный, постаревший, проклинающий все на свете - и работу, и космос, и начальство. Но как только его ноги касались земли, ему становилось скучно, и он начинал думать о новом старте. Он помнил все свои полеты в мельчайших деталях, все, что случилось с ним или с его друзьями, и каждый такой вечер вспоминал очередной рейс, заново переживая его и даже разговаривая вслух с давно куда-то исчезнувшими товарищами. Глядя на умирающий порт, он и сам чувствовал себя таким же заброшенным, никому не нужным и медленно умирающим. Восемь бесконечно унылых пенсионных лет, восемь лет после того, как на Земле в результате всемирного референдума было решено полностью прекратить космические полеты. Их прекратили как раз к тому времени, когда разрушение озонного слоя атмосферы достигло критического уровня. Так Карл попал на пенсию в сорок пять лет и теперь доживал жизнь, разрушаясь вместе со своим космодромом. Из оставшихся на Земле ветеранов, старых космических волков, мало кто смог, как он слышал, приспособиться к резкой перемене, освоить другую профессию или должность. Да и что они умели делать еще? Их работа водить огромные звездолеты, годами висеть в немой бездонной пропасти космоса, жить, слив все свое существование с умными мощными машинами, и умирать, мгновенно растворяясь в яркой вспышке взорвавшегося реактора.

Весь следующий день после такой прогулки у Карла сильно болела голова - то ли от выпитого вина, то ли от глубокой безнадежной грусти, охватывающей его на холме.

Когда он уже собирался выйти, в дверь позвонили. Он решил не открывать и переждать непрошеных посетителей - позвонят и уйдут. Но звонили долго и настойчиво, и Карл не выдержал. Вошли двое, в темных плащах с поднятыми воротниками, несмотря на теплую погоду, подозрительно огляделись, обшарили глазами комнату, а один из них, плотный и коренастый, даже выглянул в балконную дверь.

- Капитан Чалмер? - наконец спросил другой, высокий худой мужчина с жестким властным лицом.

- Да. Какого черта вам надо?

- Полегче, приятель.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора