Желтые следы

Тема

Шохов Александр

Александр Шохов

Лет десять назад дед Викентий купил бар на Титане.

Посетителей было немного, но те, что заходили, поневоле слушали байки о его космических похождениях. Мало кто ему верил, однако рассказы деда Викентия ныне известны по всей солнечной системе. Помню как я впервые заглянул к нему. В баре никого не было и я, заказав коктейль, сел у стойки. Слово за слово завязалась беседа. Сперва об астероидах, которые стали попадаться в этом районе чаще, чем следовало, потом о земных новостях, которые, как я понял, не очень занимали моего собеседника, и наконец, о корабельных привидениях.

- Да если б они только на кораблях водились! - сказал старик. - Вон со мной постоянно одно обитает.

Я молчал в ожидании рассказа, и дед Викентий не обманул ожиданий.

- Об этом, пожалуй, стоит рассказать, - прокашлявшись начал он.

- Всякое бывает в полете. Иной раз думаешь потом, что тебе все приснилось. Вот было у меня происшествие.

Я лет пятьдесят назад шатался в поясе астероидов, все мечтал развалины города посмотреть, которые на одном осколке, говорят, сохранились со времен Фаэтона, ну и (молодой был!)

отправился. Завис я, значит, среди астероидов, двигатели выключил, дай, думаю, посплю. И вот среди ночи слышу по обшивке моей что-то стучит. Хотел опять уснуть, да стук такой противный, со скрежетом... Надо, рассуждаю, порулить, а то не усну. Выхожу в рубку (мама родная!) - на экранах обозрения город! Да целиком! А одна башня по обшивке ерзает. Я быстренько причаливаю, в скафандр,- и наружу: ну до сна ли тут,- если я этакую игрушку к Земле приволоку, за одни сувениры не меньше миллиарда получить можно.

Вышел, значит, иду по улицам, площадям; тихо, и, веришь, странно, что ни души вокруг, только я подымаю вековую пыль. И вдруг - лестница. Я по ней, и вхожу в огромный зал, весь наполненный странными фигурами в белых одеждах.

Оглядываюсь - и вижу на другом конце залы стоит человек в скафандре и смотрит вроде как на меня (за темным шлемом лица не видно). Я, недолго думая, включаю передатчик и спрашиваю:

- Это кто вокруг?

А он мне:

- Призраки.

- Сам вижу, - отвечаю, - но как они возникли: путем эволюции или по воле моего воображения?

- Так же, как мир, - отвечает он.

- А как мир? - спрашиваю я.

- Мир - призрак!..

- Ты-то здесь давно? - спрашиваю.

- А что значит "давно"?

"Эге! Тут дело лихо! - думаю, - Сматывайся, Викентий, пока цел.

Но парня надо вытащить - жаль".

Белые фигуры медленно двигаются по зале, вздымают желтую пыль, то и дело исчезая поочередно. Им нет до меня дела. Я иду, раздвигаю их рукой, они пропускают меня. Я ударяюсь о звонкую преграду и понимаю, что говорил со своим отражением.

- Он ударил зеркало!

- Он ударил зеркало!

- Ударил!..

- Зеркало!!

Оборачиваюсь. Пустые глазницы пристально смотрят на меня.

- Он не призрак! - истошно вскрикивает желтолицый фантом. - Уничтожим его!

- У-ни-что-жим! У-ни-что-жим! - шелестят сухие губы.

Они надвигаются, и становится ясно, что нет мне спасения.

- Стойте! - кричу я, и поднимаю руку.

Они останавливаются, удивленные моей наглостью.

- Как вы отличаете своих от чужих? - спрашиваю я, чтобы хоть как-то выиграть время.

- Посмотри назад. Мы не отражаемся в зеркале, - отвечает Желтолицый.

- Посмотри на себя. Ты отражаешься в зеркале! - говорю я ему. И удивительно: его отражение тотчас появляется рядом с моим.

Вся толпа кричит в ужасе:

- Он создал нас! Он наш господин! - и валится мне в ноги, превращаясь в груду костей.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке