Загадка

Тема

Лем Станислав

СТАНИСЛАВ ЛЕМ

рассказ

Отец Цинконий, доктор Магнетикус, сидел в своей келье и, поскрипывая, ибо нарочно не смазывался ради умерщвления металлической плоти, изучал толкования Хлорентия Всеянского, и прежде всего знаменитое Рассуждение шестое - "О Сотворении Роботов". Он как раз дошёл до конца раздела о программировании Бытия и теперь сосредоточенно водил взглядом по страницам, испещрённым разноцветными буковками, кои повествовали о том, как Господь, возлюбив среди иных металлов железо, вдохнул в него животворящий дух; тут в келью тихо вошёл отец Хлориан и скромно встал у окна, дабы не мешать прославленному богослову в его размышлениях.

- Ну как там, любезный мой Хлорианчик? Что слышно? - спросил чуть погодя о. Цинконий, оторвав незамутнённые кристаллы очей от фолианта.

- Отче, - молвил тот, - я принёс тебе книгу, только что проклятую Святейшей Коллегией, по наущению диавольскому написанную, сочинение богомерзкого мармагедонца Лапидора, именуемого Галогенным, с изложением гнусных экспериментов, коими тщился он опровергнуть Истинную Веру.

И положил перед о. Цинконием тоненькую книжицу, уже снабжённую соответствующей печатью Св. Коллегии.

Старец отёр чело, и крупицы ржавчины упали на страницы брошюры; с живостью взяв её, он сказал:

- Не богомерзкого, Хлорианчик, не богомерзкого, а всего лишь несчастного по причине заблуждений своих!

С этими словами перелистал он книжку и, увидев названия глав, как то: "О Бледных Мякотниках, Мякишниках и Размягченцах", "О мыслящем твороге", "О происхождении Разума из неразумной Машины", слегка улыбнулся - впрочем, вполне равнодушно - и наконец промолвил:

- Ты, Хлорианчик, вместе со всей Святейшей Коллегией, которую я почитаю всем сердцем, судишь весьма опрометчиво. Ну что ж тут такого, в этой книжке? Всякие бредни, высосанные из гайки, несусветная чушь, россказни и легенды, преподносимые уже не помню который раз: что, дескать, какие-то мягкотелы, или телотрясы, или, согласно другим апокрифам, колыханцы (они же трясунчики) в незапамятные времена сотворили нас из винтиков и проводов...

- Вместо Всевышнего!!! - прошипел, слегка задрожав, о. Хлориан.

- Проклятья ничуть не помогут, - добродушно заметил о. Цинконий. - Если на то пошло, то не разумнее ли смотрит на вещи отец Этерик от Фазотронов, который уже три десятка лет назад сказал, что проблема эта не богословская, а естественнонаучная?

- Но, отче, - едва не поперхнулся о. Хлориан, - это учение запрещено провозглашать ex cathedra [официально (лат.)], а не осудили мы его единственно из уважения к святости автора, который...

- Успокойся, любезный мой Хлорианчик, - молвил о. Цинконий. - И очень хорошо, что не осудили, - не так уж оно нелепо. Этерик говорил, что, даже если существовали некогда размягченцы, породившие нас в своих мастерских, а после сами себя погубившие, это вовсе не противоречит божественному происхождению всякой разумной твари. Господь всемогущ и своею волей мог препоручить неучёным бледнягам изготовление стального народа, который будет Его славословить во веки веков, вплоть до Всеобщего Воскресения из Ржавчины. Мало того: по-моему, думать иначе, то есть начисто исключать такую возможность, есть ужасная ересь; можно ли, вопреки Писанию, отрицать всемогущество Божие? Что скажешь?

- Однако же доктор святой теологии Киберакс доказал, что "Студневедение" бледнолога Турмалина, которому следовал патер Этерик, содержит в себе не только тезисы, противные разуму, но и кощунства против веры.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке