Планета развлечений (Агент космического сыска - 2) (2 стр.)

Тема

Салга - это ослепительно голубая Вега, буйство необыкновенной растительности, прозрачное, теплое море, а главное - дух полной свободы, присущий только Салге. Что там говорить - курортная планета! Еще Салга - это Морис. Морис Квис. Друг детства. Сколько мы с ним не виделись? Лет десять? Нет, больше. Отличный был парень. Интересно, какой он сейчас? Ведь стал большим ученым... Радужные мысли вихрем вертелись в голове, но вдруг пропадали разом, когда я пытался понять, почему на меня свалилось такое счастье. Странный все-таки отпуск...

После сутолоки космопорта и предотлетных волнений было приятно развалиться в кресле и, потягивая ледяной сок, вполглаза смотреть какую-то развлекательную программу по бортовой трансляции. Голова не работала совсем. Общая усталость, загадочная чехарда последних суток повергли меня в полусонное состояние, и тело с удовольствием предавалось приятному ничегонеделанию. Целые сутки такого состояния сулил полет, и это радовало.

Вообще мне кажется, что в каждом человеке живет жуткий лодырь. Пусть и работа тебе нравится, и испытываешь желание что-то созидать и творить, но попадешь в условия, где ты на всем готовеньком и ни о чем не надо заботиться, - тут же пропадет всякая охота пальцем шевельнуть, заняться чем-то полезным. Не знаю, как кто, а я именно таков, и мне не стыдно. Рика плескалась в ванне. Смотреть программу надоело.

- Старуха, ты не утонула? - спросил я просто так.

- Пока нет, а что?

- Выходи, посиди со мной. Мне скучно.

- А чем тебя развлечь?

- Придумай что-нибудь...

Дверь ванной хлопнула у меня за спиной.

- Не оборачивайся, я не одета.

- Была охота - шевелиться лень.

- Тоже мне - ленивый супермен!

- Супермен я только на работе, а сейчас - отпускной лодырь.

- Ничего, я тебя расшевелю.

Она села в кресло напротив, взяла со столика стакан и отпила глоток.

- Знаешь, а шеф молодец! По-моему, он специально отправил нас вместе, чтобы я тебя окончательно окрутила. Пора брать инициативу в свои руки - ты, видно, никогда не решишься сам сделать мне предложение.

- Почему? Когда-нибудь решусь... Вот только разберусь с делами и высплюсь хорошенько.

- Болтун! Этого никогда не будет.

Она подошла и села на подлокотник моего кресла.

- Так ты не хочешь шевелиться?

- Не-а.

- Ладно!

Ледяной сок в мгновение перекочевал из стакана за ворот моей рубашки. Рика отпрыгнула раньше, чем я успел ее поймать.

- Ну, погоди!

Я прыгнул, стараясь ухватить край ее туники, но она оказалась проворней и, надев мне на голову подушку, отскочила в сторону. Второй прыжок оказался еще менее удачным. Не рассчитав, я оттолкнулся сильнее, чем следовало, и распластался бы по стене, не окажись в этом месте дверь каюты. Автомат успел сработать, дверь открылась, и я вылетел в коридор, сбив с ног стюарда с подносом. Душ из всевозможных холодных напитков привел меня в чувство. Самым вежливым образом принеся извинения ошалело глядевшему на меня служителю, я вернулся в каюту и притворился ушибленным. Я громко охал и стонал, пока не разжалобил эту разбойницу, умиравшую от хохота. Сдаваться она пришла сама. Погладив ушибы и таким образом вылечив меня, она сказала, что больше так не будет. Я, конечно, поверил и простил...

Целовались мы долго.

- Все! Расширенную программу безобразий отложим на ночь. А теперь одевайся, - скомандовал я. - Пойдем в ресторан, посмотрим, кого нам Бог послал в попутчики.

В ресторане было неожиданно тихо. Мы, не долго думая, сели за свободный столик и включили светильник. Вокруг слышался приглушенный говор, где-то смеялись...

- Хорошо!

- Ты о чем? - Рика оторвала взгляд от меню.

- О тишине.

Подошла официантка. Я сделал заказ и спросил:

- Скажите, у вас всегда так?

- Что именно?

- Грохота нет.

- В это время - да.

- Тихий час?

- Если хотите, - девушка улыбнулась. - Танцевальная программа после десяти.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке