Планета по имени Тигрис

Тема

Аннотация: Дети этой планеты умеют летать. Умеют перемещать предметы одним только взглядом, умеют поднимать огромные скалы, не прикасаясь к ним. Но когда дети начинают взрослеть, они теряют способность к телекинезу. Начинается скучная взрослая жизнь с подрезанными крыльями. Конечно же, каждый подросток Тигриса мечтает избежать злосчастного Перехода, повзрослеть но остаться всемогущим… И кое-кто обещает им в этом помочь.

Тимоти Зан

Глава 1

Над ней величественно изгибался небосвод. Она летела высоко над лесами, без усилий паря среди стаи птиц, их крики наполняли воздух вокруг, и она отвечала им. Хоть она и не понимала их, ей было приятно, что она может присоединиться к их разговору. Но вот внезапно все смолкло... Секундой позже она уже падала по крутой спирали... падала... падала...

Лиза Дункан проснулась, как от толчка. Кровь громко стучала у нее в ушах, и девочка бессознательно зарылась поглубже под одеяло. Некоторое время перед ее внутренним взором еще стоял образ лесов, несущихся ей навстречу. Потом ее сознание прояснилось, и она увидела вокруг себя знакомую уютную обстановку своей комнаты в общине «Утренняя заря».

С трудом сглотнув, она кинула взгляд на стоявшую рядом кровать, боясь, что слишком сильно шумела в своих кошмарах и разбудила соседку. Однако дыхание Шилы было по-прежнему медленным и ровным; в тусклом свете, просочившемся сквозь шторы, Лиза видела, что та завернулась в одеяло и лежит неподвижно, как тряпичная кукла, в расслабленной позе, какую люди могут принять только во сне. Лиза взглянула на свои наручные часы, оставленные на туалетном столике: без десяти шесть. Еще десять минут – и раздастся мягко-настойчивое жужжание сигнала побудки, официально начиная новый день общины. Сунув руку с часами под одеяло, Лиза защелкнула их на запястье, размышляя, поваляться еще или все же сделать над собой усилие и встать. Постель была ужасно уютной, но, с другой стороны, возможность попасть в ванную на десять минут раньше остальных девочек стоила такой жертвы. Выскользнув из кровати, Лиза поплыла по воздуху к двери, открыла ее и вылетела наружу в холл.

В большом, блистающем хромом и мрамором помещении ванной, как она и ожидала, было пусто. Зайдя в ближайшую кабинку, она в первую очередь проделала самое необходимое. Потом подошла к раковине, стянула с себя ночную рубашку и быстро вымыла лицо и руки. Бросив мокрое полотенце в корзину в углу, она снова взяла в руки рубашку... и заколебалась.

– Нет, – вслух пробормотала она, решительно отводя глаза от большого, в рост, зеркала, висевшего на стене. – Это просто какое-то болезненное любопытство!

Но когда она натягивала рубашку обратно, ее руки тайком прошлись по груди, подтверждая то, что она подозревала, но запрещала себе видеть.

Четырнадцать лет – и все еще плоская, как доска!

Вздохнув со смесью облегчения и вины, она поправила рубашку и вернулась в комнату, на этот раз заставляя себя идти ногами. Плоская или нет, конец ее детской жизни был слишком близок, чтобы его игнорировать. У большинства ее подруг уже начала наливаться грудь. У некоторых даже появились первые волоски на лобке; и все они уже понемногу теряли свои Способности. Уж пусть лучше она будет оставаться такой, как есть! Непрошеные слезы навернулись Лизе на глаза; она сердито смахнула их. «Перестань! – сказала она себе жестко. – Ведешь себя как маленькая! Думаешь, ты единственный ребенок в мире, который не хочет взрослеть? Пользуйся своим возрастом, пока можешь!»

Но этот ободряющий внутренний монолог не помог. Закрыв за собой дверь, Лиза прошла по холодному полу и забралась обратно в кровать.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке