Письма в завтра и вчера

Тема

Рахманин Борис

Борис РАХМАНИН

Где-то на Земле живет и работает старенький Почтмейстер. Неважно - где он живет, важно - когда он живет, ибо в том-то и смысл его существования, что ему доступны и прошлое, и будущее. О настоящем заботиться ему не надо, сегодняшим временем или, как говорят, текущим, ведают обычные почтальоны. Вам необходимо послать письмо другу-современнику. Напишите и бросьте его в синий почтовый ящик. Через несколько дней оно будет доставлено по сказанному на конверте адресу. Ваш друг нетерпеливо разорвет конверт и улыбнется, узнав, что вы живы и здоровы.Но что делать, если вам вздумалось написать в прошлое, скажем, в 1914 год, чтобы поздравить с днем ангела бабушку. которой в то время было только десять лет? Никто, никто не прислал ей в тот день в сиротский дом на берегу Волги доброе слово. Некому это было сделать. А вы, человек, которому исполнилось десять в конце века, догадались об этом и страстно захотели ее обрадовать. И пишете ей письмо. Не сомневайтесь, оно обязательно дойдет. Напишите на конверте "В прошлое" - и опустите в тот же синий ящик. Письма с такими адресами: "В прошлое", "В будущее" поступают к Почтмейстеру, а уж он знает способ доставки их по назначению. Не сомневайтесь - есть такой Почтмейстер. О нем-то и пойдет речь.

Гавриил Васильевич был человеком популярным. Помните: "Кто стучится в дверь ко мне с толстой сумкой на ремне?" Это как раз о нем, ленинградском почтальоне. Он служил еще в те времена, когда нужно было стучаться в каждую дверь. Все основания имелись у Петухова, чтобы стать Почтмейстером. Синклит, определяющий достоинства каждой кандидатуры на этот пост, ни секунды не колебался. Ведь Петухов разносил почту и в осажденном Ленинграде. Брел по сугробам, из которых порой торчала чья-то грозящая пальцем застывшая рука; тащил за собой санки, нагруженные сумкой с письмами. О-хо-хо, вряд ли даже белозубый Боббу Симон смог бы вызвать хоть какое-то подобие улыбки у людей, долго не открывавших на настойчивый стук почтальона дверь. Да и сам Боббу Симон - смог бы он улыбаться в продутом февральскими ветрами, холодном и голодном городе на Неве? Смог бы он улыбаться, вручая закутанным в тряпки и одеяла больным людям извещения о сложивших голову сыновьях? Отпрыск Петухова - Георгий, Гоша - тоже был на передовой, где-то недалеко от дома. Но писем не слал... Всеми силами сопротивлялся рассудок Гавриила Васильевича страшной тревоге. А вот супруга его Тамара была мужественнее его, теперь-то он это понимает. "Только бы без вести нс пропал,- говорила она угрюмо,- этого я нс перенесу. Коли уж суждено Гоше погибнуть- так на глазах товарищей, в бою. Чтоб все знали, где его могила, куда прийти поклониться. принести астры". Петухов сердился: "Что ты, ей-богу, несешь! Поклониться, астры... Наш мальчик воюет, ему не до писем". "Только бы без вести не пропал,- повторяла она, словно в забытьи.- Дитя мое, кровь и плоть моя, как же это так - без вести? Как снег растаял? Как лепесток осыпавшийся истлел?" Да, Тамара была мужественнее его. Если быть точным, не только траурными извещениями была набита сумка Петухова-старшего. Люди писали друг другу о том, о сем, беспокоились о здоровье, сообщали новости. "Были на премьере очень веселой оперетты о моряках-балтийцах..." "Ходили в пятницу к Неве по воду. Бомбы пробили лед, повезло, не нужно долбить проруби..." "Слышали по радио сообщение об отважном летчике Бессонове. Неужели - ваш Саша? Поздравляем!.." Кому-то предлагали срочно явиться на призывной пункт, имея при себе кружку, ложку и смену белья; кого-то просили немедленно вернуть в библиотеку второй том А. С. Пушкина.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке