Плач Абалона (Онд - 1)

Тема

Уэлч Джейн

Джейн Уэлч

(Онд-1)

Пер. с англ. О. Мартынова

Это - мир, в яви которого причудливо переплетено многое и многое из того, что мы - люди! - привыкли считать просто древними легендами.

Ибо живут и сражаются в мире том могущественные жрицы таинственном Богини-Матери...

Ибо обитают в горах мира того коварные кобольды, а в холмах - дивно прекрасные фэйри.

Ибо носится по лесным чащобам мира того страшная, неистовая Дикая Охота - и оживают глухими ночами обитатели высоких замков - химеры...

Мир "меча и магии". Мир героизма и волшебства...

Мир, в коем юный сын сурового барона Торра-Альты Каспар, волею высших сил назначенный в хранители Вещи Великой Магической Силы, любой ценой не должен допустить появления в землях человеческих монстров, порожденных Тьмою, веселый же и отважный друг Каспара Холл - избавить от страшного жребия прекрасную деву, служащую Великой Матери.

...Собран уже Совет двенадцати фэйри.

...Зазвучала уже над миром музыка дудочки, открывающей путь в Мир Иной.

Плачет Абалон. Начинается сказание Книги Ёда...

Пролог

Ржавые железные челюсти с лязгом захлопнулись, обломки кости пропороли шкуру. Вапека завыла, изогнув длинную шею - боль в задней лапе была невыносимая.

Она стала яростно биться, чтобы вырваться на свободу, но капкан не желал ее отпускать. В панике Вапека пыталась, скрести зубами металл, вгрызавшийся в плоть. Безуспешно. Только запятнала густой темной кровью серо-голубую морду.

Надежды не осталось. Безумие боли сменилось сонным оцепенением. Вапека поняла, что все кончено.

Она обернулась, чтобы взглянуть в глаза трем глядящим на нее щенятам. Оба мальчика один серый, другой рыжеватый подались ближе и начали сосать молоко, однако девочка держалась поодаль. Она была вся белая, как бурлящие воды Лососинки, а таких глаз Вапека не видела ни у одного волка: красивые, но пугающие пристальностью взгляда, сине-зеленые, темные, блестящие, как иней на листьях падуба. Ее шерстка была запятнана кровью матери. Так поздней осенью, когда ложится первый снег, пятнают его опавшие ягоды. Щенки принялись толкать Вапеку носами, чтобы она встала.

Мать-волчица смотрела на них сквозь затягивающую глаза дымку. Она ничего больше не могла сделать для своих детей. Зима в Желтых горах сурова. Без Вапеки волчата умрут с голоду, а если нет, люди изловят их, как сегодня поймали ее.

Она-то думала, что перехитрила людей, даже самого жестокого да, того, с длинной бородой, в куртке из сине-серой шкуры. Однако он все-таки нашел ее логово. Она оставила следы, ведущие к Лову, а потом опять вернулась на север и так гордилась своим умом, когда одно го за другим перетаскивала щенят, прыгая с камня на камень, чтобы не ступить лишний раз на снег!.. Она-то думала, что перехитрила его, того, в куртке из сине-серой шкуры.

Эта шкура была ей знакома. Мать ее матери когда-то тоже не сумела обмануть охотника. Откуда же возникла безрассудная уверенность, будто это удастся ей самой?

Она проиграла. Вапека приняла поражение и только надеялась, что умрет в ловушке прежде, чем человек придет причинить ей еще больше боли. Она смирилась со своей смертью: это лишь составная часть круга жизни. Но не сейчас, не сейчас. Ради ее детей не сейчас!

Волчица перекатилась на бок, чтобы щенки могли вдоволь насосаться молока прежде, чем она их прогонит. Кормить их было больно сладкая боль, тихая радость оттого, что даешь детям все, что только можешь. И горечь: это в последний раз. Вапека знала, что волчата вряд ли выживут. Она закрыла глаза, чтобы было не так мучительно скорбно, и уже едва могла поднять голову. Потеряла много крови.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке