Любовь - одно воображение

Тема

Желязны Роджер

Роджер Желязны

Им следовало бы знать, что меня не удастся вечно держать взаперти. Может, они это знали, вот почему при мне всегда была Стелла.

Я лежал в постели, глядя на нее, с рукой, закинутой за голову, и массой спутанных золотистых волос, обрамлявших ее спящее лицо. Она была для меня более чем женой - она была надсмотрщиком. Каким я был слепцом, что не понял этого раньше!

Но тогда, что еще они со мной сделали?

Заставили забыть, кто я такой.

Потому что я был одним из них, но не таким, как они меня приковали к этому времени и месту.

Они заставили меня забыть обо всем. Они сковали меня узами любви.

Я встал, и последние оковы спали.

Луч лунного света, словно толстая трость, лежал на полу нашей спальни. Я перешагнул через него к месту, где висела моя одежда.

Где-то вдали слышалась слабая музыка. Вот что мне помогло. Ведь я так давно не слышал такой музыки...

Как им удалось поймать меня в ловушку?

В этом маленьком королевстве много столетий тому назад, или в другом, где мне удалось изобрести порох... Да! Да! Именно там. Меня захватили там в монашеском одеянии с капюшоном и моей классической латынью.

Затем полностью стерли память и перенесли в это место.

Я мягко усмехнулся, заканчивая одеваться. Долго ли я прожил здесь? Сорок пять лет, судя по моей памяти, - но сколько в реальном времяисчислении?

Зеркало в прихожей показывало человека средних лет, слегка лысоватого, с редеющими волосами, одетого в красную спортивную рубашку и черные брюки.

Музыка зазвучала громче, та музыка, которую мог слышать только я: гитары и мерный ритм кожаного барабана.

Тот самый барабанщик, да! Скрестите меня с ангелом, и вы все же не сделаете меня святым, друзья мои!

Я снова сделал себя молодым и сильным.

Затем спустился по лестнице в гостиную и подошел к бару, налил себе стакан вина и прихлебывал его глоточками, пока музыка не достигла своей кульминации, потом допил вино одним глотком и швырнул стакан на пол. Я был свободен.

Я повернулся, чтобы идти, но сверху послышался какой-то звук.

Стелла проснулась.

Зазвонил телефон. Он висел на стене и звонил, звонил, до тех пор, пока мне это не надоело.

Я снял трубку.

- Ты опять это сделал, - сказал старый, давно знакомый голос.

- Не попрекайте женщину слишком сильно, - сказал я. Она ведь не могла следить за мной все время.

- Лучше тебе оставаться на месте, - сказал голос. - Это избавит нас обоих от многих неприятностей.

- Спокойной ночи, - сказал я и повесил трубку.

Трубка превратилась в браслет наручника, а провод - в крепкую цепь, прикованную к кольцу на стене. Как это по-детски с их стороны!

Я слышал как Стелла одевается наверху. Я сделал восемнадцать шагов в сторону от Места, и моя рука с легкостью выскользнула из опутывающих ее виноградных лоз.

Затем опять обратно в гостиную, чтобы выйти из двери дома. Мне необходим был конь.

Из гаража я вывел машину. Она была самой быстроходной из тех двух, что стояли там. Затем - на ночную дорогу, под звуки грома, гремящего наверху.

Это был Крылатый Охотник, летящий на малой высоте, неуправляемый. Я нажал на тормоза и он пролетел мимо, задевая о верхушки деревьев, обрывая крыльями телефонные провода, и разбился посредине улицы примерно в половине квартала от меня. Я резко свернул влево на аллею, а затем на следующую улицу, идущую параллельно той, по которой ехал раньше.

Если им хотелось поиграть таким манером, то что ж, я и сам был в игре далеко не новичок. Но мне было приятно, что они начали именно с этого.

Я задумался о месте, где мог бы отдышаться.

В зеркальце заднего вида появились огни фар.

Они?

Слишком быстро.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке