Гость из космоса

Тема

Казанцев Александр

Александр Петрович КАЗАНЦЕВ

Когда-то, путешествуя по Арктике, я записал наиболее интересные беседы, рассказы, воспоминания и опубликовал потом "Полярные новеллы". Но тогда я не рискнул включить некоторые из бесед в кают-компании, которые уносили нас не только за пределы Арктики, но и за пределы нашей планеты. Однако именно они отозвались потом на всей моей жизни. Потому с особым чувством я снова переношусь на родной мне борт "Георгия Седова".

- Сегодня вечером устроим встречу с учеными, - сказал однажды Борис Ефимович.

Я знал, что вместе с палеонтологом Низовским к нам на корабль перебрался географ Васильев, руководитель экспедиции на дальний архипелаг.

Кроме того, у нас на борту был... астроном.

Он попал на "Седова", когда корабль стоял в Устье.

Я вышел тогда рано утром на палубу, чтобы хоть издали посмотреть на материк. Ведь я не видел его уже несколько месяцев.

Узенькая дымчатая полоска на горизонте...

Но все-таки это краешек Большой Земли!

На воде, такой же оранжевой, как занявшаяся заря, показался моторный катер. Он шел от берега.

- Новые пассажиры, - сказал мне старпом, - три человека. Астрономическая экспедиция.

- Астрономическая экспедиция? Здесь, на Севере? Зачем?

Старпом ничего не мог разъяснить.

Подошел катер. По сброшенному штормтрапу на палубу поднялись трое.

Первый был низенький, широкий в кости, но худощавый человек в роговых очках. Я заметил чуть косой разрез необычно продолговатых глаз на скуластом, сильно загорелом лице, с выпуклыми надбровными дугами, делавшими выражение его несколько странным.

Очень вежливо поклонившись мне еще издали, он подошел и представился:

- Крымов Евгений Алексеевич. Астроном. Высокоширотная экспедиция. А это - Глаголева Наташа... То есть Наталья Георгиевна. Ботаник.

Измученная девушка в ватной куртке слабо пожала мне руку. Вахтенный помощник Нетаев сразу же отвел ее в приготовленную каюту.

Третий пассажир был юноша, почти мальчик. Он очень важно распоряжался подъемом вещей из катера.

- Пожалуйста, осторожнее. Это приборы, научные приборы! - кричал он. - Говорю вам, приборы! Понимать надо!

Приборы уже лежали на палубе. Ничего похожего на телескоп я не заметил.

Что делает астрономическая экспедиция в Арктике? Разве отсюда лучше видны звезды?

Вечером, пользуясь стоянкой в порту острова Дикого, Борис Ефимович пригласил своих гостей - ученых - в салон.

Буфетчица Катя принесла шпроты из заветных запасов. На столе появился капитанский коньяк.

Ученые, включая ботаника Наташу, теперь уже розовощекую и бойкую, с удовольствием отдали должное и закускам и напитку.

Я спросил Крымова:

- Скажите, какова цель вашей астрономической экспедиции?

Протягивая руку к шпротам, Крымов ответил:

- Установить существование жизни на Марсе.

- На Марсе! - воскликнул я. - Вы шутите?

Крымов удивленно посмотрел на меня через круглые очки.

- Почему шучу?

- Разве можно наблюдать отсюда Марс? - спросил я.

- Нет, в это время Марс вообще плохо виден.

- Астроном и ботаник изучают Марс в Арктике, не глядя на небо? - Я руками развел.

- Марс мы изучаем у себя в обсерватории в Алма-Ате, а здесь...

- Что же здесь?

- Мы ищем доказательства существования жизни на Марсе.

- Это очень интересно! - воскликнул Низовский. - Я с детства увлекаюсь марсианскими каналами. Скиапарелли, Лоуэлл! Эти ученые, кажется, занимались Марсом?

- Тихов, - внушительно сказал Крымов, - Гавриил Адрианович Тихов!

- Создатель новой науки - астроботаники! - бойко вставила девушка.

- Астроботаники? - переспросил я. - Астра - звезда... И вдруг ботаника! Что может быть общего? Не поднимаю.

Наташа звонко рассмеялась.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке