Синдром власти

Тема

Херберт Фрэнк

Фрэнк Херберт

Пер. - В.Юрченко.

Гонолулу спокоен, мертвые похоронены, обломки зданий

убраны. Спасательная баржа уходит вперевалку от Даймонд

Хэд, исчезая за выпуклостью Тихого океана. Ныряльщики

следуют за цепочками пузырьков в глубь зеленых вод на

месте крушения воздушного экспресса из Штатов. Это все

наделал Скрэмбл-синдром. На берегу в переоборудованных

бараках психологи безуспешно работают с последствиями

безумия. Отсюда начался Скрэмбл-синдром: только что город

был мирным, а спустя одно тиканье часов он взбесился.

Спустя сорок дней - заражено девять городов.

Черная чума двадцатого века.

СИЭТЛ.

Сначала звон в ушах, перерастающий в свист. Свист переходит в предупреждающий вой кошмарного поезда, с ревом несущегося сквозь его сон.

Для психоаналитика сон является объектом клинического изучения. Но этот сон снился самому психоаналитику. Человек молча свернулся в кровати, обмотав простыню вокруг шеи и подтянув колени к подбородку.

Свист поезда перешел в первоклассное певческое контральто, исполнявшее "Безумный блюз". Сон был пронизан вибрациями страха и исступления.

"Миллион долларов не означает..."

Хрипловатый голос вздымался над звуками медных духовых инструментов, буханьем барабанов, над визжащим, словно испуганная лошадь, кларнетом.

Темнокожая певица, с глазами цвета электрик и одетая в черное, выступила из красного задника. Она раскрыла объятия навстречу невидимой аудитории. Певица и задник пришли в движение, вращаясь все быстрее и быстрее, пока не слились в пятнышко красноватого цвета. Красный свет разросся в колоколоподобный зев трубы, выпевающей минорную ноту.

Музыка звучала пронзительно - это был скальпель, полосующий его мозг.

Доктор Эрик Ладд проснулся. Он тяжело дышал и истекал потом. Он все еще слышал певицу и музыку.

"Мне снится, что я проснулся", - подумал Эрик.

Он скинул верхнюю простыню, спустил ноги и поставил их на теплый пол. Немного погодя Эрик встал, подошел к окну, посмотрел вниз на мерцающую поперек озера Вашингтон лунную дорожку. Он прикоснулся к переключателю сбоку от окна и теперь мог слышать ночь - сверчков, весенних квакш на берегу озера, далекий гул воздушного экспресса.

Пение не исчезало.

Он покачнулся и ухватился за подоконник.

Скрэмбл-синдром...

Эрик повернулся, просмотрел ленту с новостями. Никаких упоминаний о Сиэтле. Возможно, он был в безопасности - это просто легкое недомогание. Но музыка у него в голове не была легким расстройством.

Эрик предпринял отчаянную попытку восстановления самоконтроля. Потряс головой, похлопал себя ладонями по ушам. Пение упорно продолжалось. Он посмотрел на часы - 1:05 ночи, пятница, 1999.

Музыка остановилась. Но теперь - аплодисменты! Ревущая мешанина хлопков, криков, топанья ногами. Эрик схватился за голову.

"Я не сумасшедший... Я не сумасшедший..."

Он накинул халат и прошел в кухонный отсек своего холостяцкого жилища. Выпил воды, зевнул, задержал дыхание, чтобы как-нибудь изгнать шум, состоящий теперь из щебета разговоров, перезвона, шарканья ног.

Он сделал себе хайбол и залпом его проглотил. Звуки прекратились. Эрик посмотрел на пустой стакан в своей руке и покачал головой.

"Новое средство от сумасшествия - алкоголь! - Он криво усмехнулся. - А я каждый день говорю своим пациентам, что пьянство не решает проблем. - Он попробовал на вкус горькую мысль. - Возможно, мне следовало присоединиться к той медицинской команде, которая не осталась здесь, пытаясь создать машину для лечения безумия. Если члены команды, конечно, меня не разыгрывали..."

Эрик отодвинул фанерный ящик, отгораживающий комнату от стока, поставил свой стакан.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке