Корица

Тема

Гейман Нил

Нейл Гейман

Перевод Александр Корнев

Давным-давно в маленькой и теплой восточной стране, где все очень древнее, жила Корица, и была она принцессой. Глаза Корицы походили на жемчуга, придававшие ей большую красоту, но, увы, означавшие, что она была слепа. Ее мир походил на цвета жемчугов: бледно-белый и розовый, и мягко мерцающий.

И еще Корица не произносила ни единого слова.

Отец и мать девочки - Раджа и Рани - предлагали комнату в дворце, рощу деревьев манго, портрет старшей тетушки королевы Рани, выполненный в эмали на красном дереве и зеленого попугая, любому человеку, который смог бы сделать так, чтобы Корица заговорила.

Горы окружали восточную страну с одной стороны, джунгли с другой; люди прибывали в королевство издалека и пытались помочь Корице. Но получалось у них немногое: они гостили в дворцовых покоях, и осматривали деревья манго, и кормили попугая, и восхищались портретом королевской тетушки (которая в былые дни славилась своей красотой, хотя теперь была старой и сморщенной, отмеченная возрастом и разочарованиями), и, в конечном счете, они уходили, расстроенные, проклиная маленькую молчаливую девочку.

Однажды во дворце появился тигр. Он был огромным и свирепым черно-оранжевым кошмаром, и он шел, подобно богу, через мир, который был похож на движения тигров. Люди были напуганы.

"Боятся абсолютно нечего," уверял Раджа. "Очень немногие тигры едят людей."

"Я как раз из них," добавлял тигр.

Подданные королевства удивлялись этому, хотя их страх не уменьшался.

"Ты, возможно, лжешь," не слишком уверенно сказал Раджа.

"Возможно," соглашался тигр. "Но не сейчас. А впрочем, я здесь для того, чтобы научить девочку говорить".

Раджа посоветовался с Рани и, несмотря на протесты тетушки, которая считала, что тигра надлежит выгнать из города метлами и заостренными пиками, зверю предоставили комнату во дворце, и вручили расписанную эмаль, и показали манговую рощу, и также принесли попугая, который сразу возмущенно залопотал на своем попугайском языке и забился на стропила под самую крышу, наотрез отказываясь спуститься вниз.

И вот Корицу привели в комнату тигра.

"Веселая дама из Риги," заверещал попугай с высоты стропил,

"Любила кататься на тигре.

Поездка закончилась драмой, смотри:

Вернулся лишь тигр, ну а дама - внутри,

И ухмылка на морде у тигра".

(Хотя в интересах исторической и литературной точности я обязан отметить здесь, что попугай в действительности цитировал другое стихотворение, значительно более старое и несколько более длинное, но, в конце концов, все с тем же смыслом).

"Точно," поддакивала тетя Рани. "Даже птица знает!"

"Оставьте меня с девочкой наедине," приказал тигр.

Раджа и Рани, и тетя Рани, и дворцовый персонал неохотно оставили зверя с Корицей. Девочка запустила свои пальцы в тигриный мех и почувствовала горячее дыхание животного на своем лице.

Тигр вложил руку Корицы в свою лапу.

"Боль," сказал Тигр, и дотронулся одним острым как игла когтем ладони Корицы. Царапина оставила ярко-красную цепочку капель крови на ее светло-коричневой коже.

Корица заплакала.

"Страх," сказал Тигр, и зарычал, начав так тихо, что вы едва ли могли услышать его. Звук перешел в мурлыканье, затем в тихий рев, подобный раскатам отдаленного вулкана, затем в рев такой громкий, что затряслись дворцовые стены.

Корица задрожала.

"Любовь," сказал Тигр. И своим шершавым алым языком слизнул кровь с ладони Корицы и облизал ее смуглое лицо.

"Любовь?" прошептала Корица слабым и глухим голосом, пользоваться которым давно отвыкла.

И Тигр раскрыл пасть и ухмыльнулся подобно голодному богу, который подобен усмешке тигра.

Луна была полной в ту ночь.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке