Последняя чаша гнева

Тема

Вотрин Валерий

Валерий Вотрин

В той долине путник ныне

В красных окнах видит строй

Диких призраков пустыни,

В пляске спутанно-слепой,

А сквозь двери сонм бессвязный,

Суетясь,

Рвется буйный, безобразный,

Хохоча, - но не смеясь!

Эдгар По

Прошли смиренных четверо потом,

И одинокий старец вслед за ними

Ступал во сне, с провидящим челом

Данте

И он собрал их на место, называемое по-Еврейски Армагеддон

Откровение святого Иоанна Богослова, XVI, 16

П Р О Л О Г

"Давным-давно, в той мгле веков, что невозможно и страшно постичь, было Неизреченное Слово. Ярко сияя и переливаясь холодной мудростью еще не рожденных мудрых, висело оно в Предвечной Пустоте посреди Великой Тьмы. И было оно там единым.

Но в ходе неизбежного развития стало преображаться Слово, стало изменяться, шириться, приобретать форму, укрепляться и расти. И стал Арвал, Великий. И когда пришел в мир Арвал, то тотчас же отбросил тень от Существа своего. И так стал Хавурган, Темный Близнец Арвала, который был обязательной противоположностью Брату.

И начали быть они.

Много лет существовал Арвал в неподвижности, лишь созерцая безмерные глубины Предвечной Пустоты и познавая еще не созданный им Мир. И с ним так же существовал Хавурган. Но однажды очнулся от бесцельных грез Арвал, и осознал жажду творения. И начал творить.

И сказал Арвал: "Будьте!" И Слово это вылетело из уст его и, как предыдущее, повисло в холодной Пустоте, распространяя вокруг Свет Сознания Арвала. И под воздействием этого Света вдруг начала меняться Пустота, ее безжизненные до этого просторы ожили и всколыхнулись, и яркими точками звезд в этих темных глубинах загорелись Мысли Арвала. И повисли возле этих звезд планеты, населенные разными тварями, ибо так желал Арвал. И планеты были его Желаниями. И перестала быть Пустота Пустотой.

Так стала жизнь.

Но не дремал и Хавурган, ибо с началом деятельности Арвала начал творить и он. Отбросил Хавурган от всякого существующего в мире тень, чтобы не забывалось, что такое свет. И сделал он так, чтобы всему был свой срок.

Так стала смерть.

И воспротивился этому Арвал, который есть жизнь, и сказал Брату: "Что ты делаешь?" И ответил тот: "Я делаю нужное. Ибо куда девать всех тварей, которых наплодил ты?" Но не внял этому Арвал, и началась борьба между ними. И твари, содеянные Словом Арвала, стали невольными свидетелями этому.

И в разгар борьбы понял Арвал, что нужно для того, чтобы живущие осознали, зачем это и для чего это. Призвал Арвал к себе некоего Иоанна, который был человек, и сказал: "Будь свидетелем моим пред миром". Тогда стал им Иоанн, и написал книгу названием Апокалипсис, куда занес правдиво все сказанное и содеянное Братьями.

Но вознамерился схитрить Хавурган и сказал Иоанну: "Смотри! Когда прозвучит великий глас Седьмой Трубы, быть концу Мира Арвала".

Но разгневался Арвал при словах этих и молвил: "Слова моего Брата есть ложь, как и все, что он делает. А быть концу зломыслящим и приспешникам Брата моего, а также иным, после падения Чаши с Гневом моим. Семь их, и если последняя падет, Мир отойдет в Великую Тьму". И сказал Арвал: "Так будет!" И Слова эти воспарили в населенный Мир, и ныне парят там. Если опрокинется Чаша, Место которой тщательно скрыто, Слова станут Делами и обрушатся страшным возмездием Арвала на всех живущих в Мире его".

ТАК ГЛАСИТ "ИСПОВЕДЬ СТАРОГО АМУНДИ"

1

Это столкновение между Коммонуэлтом и Консилией ВАЛАБ было неизбежным. Все вело к тому, безошибочно предопределяя ход событий: и изощренные интриги, и странные, подчас совершенно непонятные недоговоренности, и наглое подстрекательство.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора