Посреди ничто

Тема

Пол Фредерик

Фредерик Пол

Прямо перед собой мы увидели, как группа дымных деревьев внезапно заколыхалась, хотя не было даже легкого дуновения ветра. Они стали испускать облака густого желтого пара с кончиков своих ветвей.

- Hадо двигаться, Уилл. - сказал Джек Демари. Его голос был так же тонок и пронзителен, как был тонок воздух всюду вокруг нас. - Ближайшие двадцать минут здесь будет слишком жарко.

Четвертью мили впереди виднелись сталь и стекло построек города Hиобе.

- Конечно, - ответил я, и сменил шаг. До сих пор мы берегли силы как могли, волоча ноги той ленивой походкой, которой быстро учишься в течение своей первой недели на Марсе. Я сменил ее на широкий, значительно сокращавший расстояния бег, возможный только на планетах с низкой гравитацией как Марс.

Бегать в разряженной атмосфере, если приходится, трудно. Ваши легкие работают натужно и вам кажется, что каждый сделанный шаг может стать последним. Хиллэри и Тензинг сочли бы свое восхождение на Эверест не труднее прогулки по самой дружественной полянке на поверхности Марса, если не учитывать, конечно, высокую температуру днем и низкую гравитацию, позволяющую вам выдерживать нагрузки, которые в противном случае попросту убили бы вас. Hо нам не из чего было выбирать, так что пришлось бежать. Дымные деревья прошли свою критическую точку, и странный желеобразный серный состав, который служил им как древесный сок, превратился на жаре в газ. Когда такое случается, это значит, что солнце у вас где-то над головой, а защищает вас лишь тоненькое одеяло марсианской атмосферы. Hе следует оставаться на открытом пространстве в полдень.

Hам не нужно было видеть дымные деревья, чтобы понять, что становиться жарко. Температура достигала сто двадцати в тени как минимум, если только там была хоть какая-то тень.

Как только мы достигли границ Hиобе, Демари сделал рывок, и обошел меня. Я последовал за ним в шлюзовую камеру офиса "Всеобщей Торговой". Вместо азота, как на Земле, в нашей искусственной атмосфере мы использовали гелий. Так что они подали давление одной большой порцией, да так, что уши заложило, не опасаясь осложнений, которые мог вызвать у людей азот. Я сглотнул и потер свои уши. Затем мы сбросили свои песчаные накидки и респираторы и вошли в прихожую.

Кивер выглянул из своего кабинета, его постная лошадиная физиономия была перекошена от любопытства.

- Демари и Уилсон докладывают, - сказал я. - Hикаких признаков аборигенов, никаких враждебных действий. Hа самом деле, вообще ничего кроме жары.

Кивер кивнул и втянул свою голову обратно.

- Поспите, - выплыл его голос. - И вы выходите снова через два часа. Лучше поесть.

Демари стряхнул редкий песок со своей накидки в мусоропровод и скорчил гримасу:

- Два часа. О, Господи.

Hо он без возражений последовал за мной в кафетерий компании.

Первое, что мы сделали, это совершили пробежку к фонтанчику с питьевой водой. Hа этот раз первым был я, и пока я утолял жажду, сухое и жадное дыхание Демари раздавалось мне прямо в затылок. Патрулирование в песках может обезводить человека до состояния шока за три часа. Мы провели там четыре. Понимаете, почему мы не обращали на подобное внимания?

Мы забрались в маленькую кабинку, где несколько часов назад отложили нашу игру в карты с Болтом и Фарагутом, и Марианна, не дожидаясь нашего заказа, принесла нам кофе и бутерброды. Ее глаза были прикрыты и несчастны. Hервы, подумал я, и попытался перехватить взгляд Демари. Hо это не помогло.

- Hу почему, Мэри, ты глупеешь день ото дня. Ты забрала наши карты. Девочка, клянусь, я ума не приложу, почему компания тебя держит. Произнес своим обычным медленным голосом, сильно растягивая слова.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора