Прерванный сеанс

Тема

Прессли Роберт

Роберт Прессли

Перевод с англ. А.Когана

Моя жена готовит, как ангел, а ее научный багаж позволяет ей уверенно найти переключатель телевизионных программ. Так оно и должно быть, конечно... Понятно, меня злит, что именно она изобрела способ путешествовать во времени...

Вечер. Я сижу у камина. Аннабел штопает носки. И вдруг она заявляет просто так, на ровном месте: "Завтра вечером я иду в гости".

Я что-то тихо бурчу в ответ. Это вовсе не значит, что я невежлив. Просто в этот момент я погружен в сложное уравнение из новой книги Сиберга по пси-электронике.

"Программа с Дэнни Динглфутом тоже завтра вечером", - объясняет она. По крайней мере она полагает, что это - объяснение. Убежден, можно прожить с женщиной сто лет и не научиться понимать ее логику, если таковая существует.

"Правильно, завтра, - соглашаюсь я, чувствуя, что ход уравнения начинает от меня ускользать, - ну, и что же?"

"О нет, ничего".

Теперь уже я не сомневаюсь - придется перелистать шесть страниц обратно. Когда женщина говорит "о, нет, ничего", она безусловно имеет в виду "очень даже чего" и лучше вам выслушать ее, а не то будет худо.

Я складываю книгу у себя на коленях и терпеливо говорю: "Ладно, послушаем, что у тебя на уме". Она оскорбляется: "Если ты так относишься..."

"Как я отношусь? - спрашиваю. - Я охотно готов выслушать все, что ты хочешь сказать".

"У тебя такая мина, будто тебя заставляют бросить все, что тебе дорого, чтобы несколько минут послушать собственную жену. Каждый раз, когда ты утыкаешься носом в книгу. И хоть бы в самом деле занимался чем-нибудь стоящим!"

Это уже задевает меня всерьез. "Милочка, - молю я, - пойми, что электроника - моя работа. Она платит за квартиру, за бекон, за кости для собаки. А эта книга Сиберга - новинка".

Она внимательно изучает штопку, точно я - пустое место. Прием проверенный. Кто-нибудь, верно, додумается: женщина - вот кто способен сломить волю упорнейшего из политзаключенных.

"Ну, - говорит она, когда снова начинает меня замечать, - ну, если ты так много знаешь из своих книжек, почему ты не придумаешь чего-нибудь для дома?"

Мне все-таки хочется сегодня еще вернуться к Сибергу, и потому я спрашиваю: "Например?"

"Я тебе уже говорила, но ты не слушал".

"Ты говорила только, что завтра вечером идешь в гости и программа с Дэнни Динглфутом передается по телевидению тоже завтра вечером. Очевидно, тебе придется ее пропустить, не так ли?"

"Сто часов прошло, как я тебе это сказала. Но ты же знаешь, я никогда не пропускаю Дэнни, и будь ты на самом деле такой умный, как тебе кажется, ты бы сделал так, чтобы я посмотрела завтрашнюю программу сегодня!"

Она не поставила в конце фразы восклицательного знака - его поставил я. Ей это не пришло в голову просто потому, что она совершенно не представляет себе, что именно говорит, что означают эти слова.

"Моя дорогая Аннабел, - говорю я. - Почему бы тебе не отправиться на кухню и не приготовить ужин. Я убежден, что ты сделаешь это божественно. И пока ты будешь готовить, чуточку поразмысли - как это можно увидеть сегодня программу, которую не начнут передавать раньше завтрашнего дня".

Когда она идет на кухню, носик ее выражает бесконечное пренебрежение. С порога она бросает замечание, ответ на которое я не побоялся бы потребовать у самого Сиберга.

"Я ведь могу узнать погоду на завтра, не так ли?" - говорит она.

По службе мне часто приходится выезжать из города. На этот раз я возвращаюсь лишь через неделю.

Жена берет у меня пальто, ведет меня прямо в кухню, где мы едим, когда нас только двое и не для кого устраивать помпу, и там ставит передо мной тарелку с одним из ее знаменитых суфле, которые я готов есть утром, днем и ночью.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке