Приманка

Тема

Фриц Лейбер

Северянину Фафхрду грезилась необъятная куча золота.

Серый Мышелов с юга был хитрее и сообразительнее своего товарища, а потому вообразил себе груду самоцветов. Еще не перебрав мысленно до конца даже те из камней, которые отливали желтым, он уже понял, что его переливчатые сокровища куда ценнее тускло поблескивающего драгоценного металла Фафхрда.

Как ему удалось подглядеть грезы Фафхрда, Мышелов не знал. Такое вообще-то под силу разве что колдунам вроде покровителей Фафхрда и Мышелова - Шилбы-без-очей-на-лице и Нингобля Семиглазого. Быть может, они и в самом деле тут замешаны?

Воины одновременно открыли глаза и уселись на постелях, причем Мышелов на какую-то долю секунды опередил Фафхрда.

Внимание их приковало к себе нечто, стоявшее в проходе между ложами.

Весило это нечто фунтов, пожалуй, восемьдесят, а ростом было четыре фута восемь дюймов. Длинные и прямые черные волосы, белоснежная кожа, фигурка изящная, как у. самого красивого шахматного короля, вырезанного из цельного лунного камня. Выглядело нечто лет на тринадцать, однако губы кривились в усмешке семнадцатилетней самовлюбленной девчонки, а в блестящих бездонных глазах таился холод Ледяного Века.

Само собой разумеется, никакой одежды на девушке не было.

- Она моя! - воскликнул Мышелов, как обычно быстрее товарища сообразивший, что к чему.

- Нет, моя! - крикнул Фафхрд почти в тот же миг, однако слово “нет” в его возгласе свидетельствовало, что он невольно признает первенство Мышелова или по крайней мере что он и не надеялся опередить друга.

- Я принадлежу себе самой и никому больше, кроме, быть может, двоих-троих полудемонов, - сообщила девушка, впрочем, одарив воинов обольстительной улыбкой.

- Я буду драться с тобой из-за нее, - сказал Мышелов.

- Согласен, - отозвался Фафхрд, неторопливо вынимая из ножен свой Серый Жезл.

Мышелов схватился за Скальпель.

В этот момент за спиной девушки материализовались из воздуха две личности. Роста в них было в каждом никак не меньше девяти футов, и головами они упирались в потолок. С кончиков их заостренных кверху ушей свисала паутина.

Тот, что был ближе к Мышелову, черный как сажа, обнажил клинок, выкованный из очень темного металла.

В руках другого из незваных гостей, белого как снег, сверкнул длинный серебристый меч. Как показалось Фафхрду, выкован он был из стали и покрыт оловом.

Противник Мышелова, вознамерившись, видно, не затягивать дело, нанес мощный удар. Мышелов парировал его в первой позиции, и острие клинка демона рыскнуло в сторону. Крутанув мечом, Мышелов отсек черному чудищу голову, которая с отвратительным стуком упала на пол и покатилась.

Белый демон атаковал Фафхрда выпадом снизу. Северянин, ловко вывернув свой меч, сумел отразить удар. Вражеский клинок просвистел на волосок от правого виска Фафхрда.

Досадливо топнув ножкой, обнаженная девушка растворилась в воздухе, исчезла - должно быть, прямиком отправилась в ад.

Мышелов собрался было вытереть меч о простыни, но, обнаружив вдруг, что это ни к чему, пожал плечами.

- Не повезло тебе, приятель, - произнес он с деланным сочувствием, - не получилось у тебя позабавиться с такой симпатичной крошкой на куче золота.

Фафхрд, хмурясь, разглядывал лезвие меча, на котором не было ни кровинки.

- Мне жаль тебя, лучший из друзей, - ответил он. - Ты ведь, верно, воочию уже представил, как вы с ней возитесь на твоей груде самоцветов. Белоснежная девичья кожа, матовое сверкание камней - ну, не прелесть ли?

- Катись ты подальше со своими сожаленьями! - огрызнулся Мышелов.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке