Русская фантастика 2007

Тема

Аннотация: В очередную ежегодную антологию вошли лучшие произведения малой формы, написанные отечественными писателями-фантастами за последний год. В этой книге нет дебютов - только крепкая, проверенная, качественная фантастическая проза от мэтров и призеров различных литературных премий.

В сборник вошли следующие произведения:

Леонид Кудрявцев, Далия Трускиновская. Баллада о двух гастарбайтерах

Владлен Подымов, Сергей Чекмаев. Ни слова лжи

Андрей Басирин. Закон гармонии

Илья Новак. Другое место

Александр Громов. Змееныш

Кирилл Бенедиктов. Точка Лагранжа

Юрий Нестеренко. Поединок

Роман Афанасьев. Между землей и небом

Николай Караев. В пределах Африки

Дмитрий Казаков. Антиквариат

Олег Овчинников. Креативщики

Василий Головачев. Глюк

Людмила и Александр Белаш. Портал

Сергей Туманов. Только один

Алексей Бессонов. Два мешка морской капусты; Среднестатистический борщ

Виктор Точинов. Муха-цокотуха

Андрей Егоров. Троица

Василий Мельник

Леонид Кудрявцев, Далия Трускиновская

БАЛЛАДА О ДВУХ ГАСТАРБАЙТЕРАХ

1

П отолок логова был покрыт искусственным мхом, и стоило мне чуть-чуть привстать, как я всей спиной чувствовал его теплую шероховатость. Стены оклеили самым мягким, буквально шелковым на ощупь тригрином, а пол я попросил отлить из качественного шерстона. В общем, логово получилось классное. Настоящее логово заслуженного, выигравшего многие и многие схватки гастарбайтера-бойца.

Я лежал в нем и на зеленом, приятном для глаз объем-экране компа строил модель новой серии ударов. Она выросла из разработанной еще полгода назад и ставшей теперь уже привычной “Смены состава заседателей”, в которую я добавил несколько элементов из “Сговора фракций”. Сочетание получилось таким перспективным, что тянуло на отдельное название. Что-нибудь вроде “Бреющего полета над гнездом спикера”.

Мысль об этом, а также о том, как я применю этот прием, будила у меня в груди приятное тепло.

Потом рядом с моим логовом послышались голоса людей, что было плохим знаком. Без серьезного повода эти потсы не приходят.

Я прислушался.

- А политика… - сказал незнакомый мне человек.

- О политике при нем ни слова, - пояснил главный тренер.

Вот его-то голос можно было опознать без колебаний.

- Однако я считал… если это его хобби…

- То что?

- Один из способов расположить к себе - это поговорить о любимом занятии. Разве нет?

- Ты здорово понимаешь в политике?

- Ну-у-у… в пределах определенной нормы.

- А вот он - великолепно и терпеть не может, когда о ней рассуждают дилетанты. Так что на эту тему с ним ты разговаривать не будешь. По крайней мере, сегодня. Вот все закончится…

- Но тогда… после всего…

- Мы слишком близко к логову. Давай-ка приступим к делу.

- Хорошо, начинаем. Как его вызвать сюда?

- Он уже знает о нашем появлении. У него не очень хороший слух. О чем мы говорили, он не разобрал, но о нашем приходе уже знает. Будь уверен.

- Значит?

- Значит, нам остается лишь подождать. Он сейчас появится. Вот сейчас.

Я сладко потянулся.

Все-таки правильно я в свое время запарил им мозги насчет своего плохого слуха. Иногда это приносит любопытные результаты. Кстати, что именно должно закончиться? А предварительно что должно начаться?

Ох, не к добру это.

Люди - мерзкие, противные, лживые хорьколисы. Я вывел эту формулу давным-давно, где-то после десятого-пятнадцатого своего боя. Причем за все последующие годы, до настоящего момента, признать ее несправедливой мне как-то не подворачивалось случая.

Противные, лживые хорьколисы. Пусть подождут, пусть понервничают.

Я лег поудобнее, вывел на экран схему и снова стал проверять раскладку по движениям.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке