Правда о первом человеке

Тема

Донев Антон

АНТОН ДОНЕВ

Перевод Т. Карповой

Еще во время подготовки экспедиции с Альфы-Центавра на недавно открытую планету Земля культработник Адонис Аментал выступил против включения в экипаж галактоплана женщины-стюардессы. Его опыт (а он участвовал не в одной экспедиции) подсказывал, что женщины, особенно красивые, представляют известную опасность для мужского общества, когда находятся в нем более двух световых лет. Однако, несмотря на его протесты, Елена Вартбург все же была включена в состав экипажа. Она получила приказ о командировке, прошла необходимую космическую тренировку и начала расставлять рюмки и кофейные чашки в маленьком баре галактического корабля и раскладывать газеты и журналы, которые должны будут выйти в будущем столетии.

Уже в первый световой год опасения культработника оправдались. Женский яд начинал действовать. При этом по необъяснимым причинам женщина направила отравленные стрелы именно в него, возможно потому, что считала его самым твердокаменным. К тому времени ради экономии дыхательного газа экипаж стал называть друг друга сокращенно, и Адонис Аментал стал называться Ад-Ам, а Елена Вартбург - Е-Ва.

Стюардесса проявляла более чем повышенный интерес к культурно-массовой работе, проливала концентрат из чашки, подавая ее Адаму, а тот начал тщательно следить за своим скафандром и часами вздыхать под пение кибернетического соловья.

По прибытии в солнечную систему все было кончено. Адам следовал за Евой словно на поводке, а Ева перешла к следующему акту своей губительной деятельности - возбуждению ревности. И, может быть, добилась бы значительных результатов, так как на нее уже поглядывали парикмахер, повар первой категории и руководитель драмкружка. Но на это не хватило времени - галактоплан коснулся Земли.

Началась обычная исследовательская работа. Наблюдали за атмосферой, за извержением вулканов, определяли вес черепов мамонтов, высказали ряд интересных предположений о будущем этой дикой планеты, оставили ясные и понятные знаки - в Баалбеке, пустыне Гоби и селе Долно-Камарци, чтобы через сотни тысяч лет можно было узнать, кто, когда и зачем сюда прилетал. Экспедиция уже готовилась к отлету, когда Адам и Ева совершили непоправимую ошибку.

На первый взгляд все выглядело весьма обыденно - во время прогулки, совершаемой частично от скуки, а частично с целью понаблюдать за любовью пещерных медведей, Адам и Ева заблудились в девственном лесу. Они долго плутали по этому лесу, валялись как дети в высокой траве и внезапно очутились под удивительно красивым усыпанным плодами деревом.

- Ах, какая прелесть! - воскликнула Ева. - А можно ли их есть?

- Да-а... можно... возможно... но... - испуганно пробормотал Адам.

- Сейчас проверим!

С помощью ультракристального мыслепередатчика Ева уже успела спросить у питона, лениво висящего на одной из веток, о качестве плодов.

- Яблоко! - воскликнула она и всплеснула руками. - Какое смешное название! Только змея может такое придумать!

Она сорвала яблоко и откусила от него. Глаза ее сощурились от наслаждения, щеки покрылись румянцем, а нос издал такой мелодичный звук, что Адам не выдержал и сказал:

- Ну, дай уж и мне!

Наелись всласть оба альфацентаврянина яблок и, лишь когда у них заболели животы, поняли, какую совершили ошибку. Ведь их организмы привыкли только к питательным пилюлям. Такого расстройства желудков девственная Земля доселе и не видывала.

С огромными мучениями, на четвереньках они сумели все-таки добраться до галактоплана. И там, распростершись на земле возле входа в главный реактор, признались в своих прегрешениях. Ужас овладел экипажем.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке