Электронное сердце (3 стр.)

Тема

Так же и во второй - "стволы наливались соком" - здесь что-то можно ощутить. Но "бухли" - некрасиво. Дальше: "В воздухе пахло... да еще "промокшей корою". Фи!.. Где ж здесь поэзия? Просто информация, бесстрастное сообщение, не прошедшее сквозь поэтическое чувство автора.

- Молодец! Аи да Таня, молодец! - зааплодировал Кунегин. - У вас есть шансы выиграть у меня один сет... из шести.

- Я не умею.

- А на рояле играть умеете?

- Немного. Училась. Но играю плохо.

- И я играю плохо, но не учился. Так вот: пусть машина наша, на несколько порядков более совершенная, чем та, что "бухала сроками", распознает истинную поэзию там, где она наверняка существует, в музыке великих композиторов. Это и будет вашей темой.

- Я не поняла.

- Каких композиторов вы любите?

- Скрябина, Шуберта, Шопена...

- Прекрасно! Шопена! Третий этюд его знаете?

- Конечно.

- Знаете вокальное произведение на его основе? Поэт положил слова на готовую музыку. Сейчас вспомню:

Лето прошло. Лист в полях опал,

И так тоскливо стало на лугу...

Потом: А порой бывало, Сколько их летало...

О счастье мечта, Ты отнята, ты отнята...

Что-то в этом роде. Поняли?

- Не совсем.

- Слушайте, вы, кажется, зря начали мне нравиться. Мячи надо отбивать на лету.

- Я исправлюсь.

- Начнем с Шопена. Выберите наиболее подходящие его произведения. Напитайте машину Шопеном. И не только его музыкой. Дайте Машеньке запомнить все, что сами знаете об этом великом композиторе, о его трагической судьбе, о добровольном изгнании, о болезни, о горячей преданности родине, о любви к людям, о жажде свободы... ну и все, все, что сами узнаете о нем.

- Я поняла. И Машенька должна будет найти слова на музыку Шопена.

- Не найти слова, а выразить музыку поэтическими словами. Что же касается техники стиха, то вам придется заложить в машину все правила стихосложения, ямбы, хореи всякие... словом, выработать алгоритм стихотворной техники. Математически это не слишком трудно. Пусть выучит наизусть, запишет в своей памяти всех поэтов, начиная с Пушкина и кончая Евтушенко. И мы с Машенькой утрем нос всяким виноградам. А? Как вы думаете?

- Профессор! Я так счастлива! Какой вы...

- Ну, ну! Откуда вы знаете, какой я? Вы еще узнаете... и, может быть, не обрадуетесь.

- Нет, я рада! Рада! И ничто меня не переубедит.

- Так начинайте хоть сегодня! Отправляйтесь в библиотеку. Насыщайтесь сначала сами, а потом передадите частичку себя Машеньке.

- Я готова хоть всю себя!..

Сказать по секрету, то, очарованная молодым профессором, его внешностью, эрудицией, дерзостью, Таня Лагина имела скорее в виду его, а не машину. Но она, конечно, не призналась бы в этом ни Евгению Кунегину, ни самой себе...

Так началась работа аспирантки Тани Лагиной у Евгения Кунегина.

Потянулись рабочие будни, которые казались Тане сплошным праздником. Звучала музыка Шопена, которую впитывала в себя лазерная электронно-вычислительная машина Машенька.

Кстати, она меньше всего напоминала машину.

У нее не было никаких вращающихся частей, колес, осей, цилиндров, зубчаток. Она представляла собой набор огромных, под самый потолок, шкафов с сотами, наподобие пчелиных, окруженных белыми панелями с бегающими по ним огоньками сигнальных лампочек.

Они говорили, что машина живет, действует, размышляет, может быть, даже чувствует.

Таня старалась привыкнуть к этой громаде проводов, полупроводников, лазеров и приборов, которые имели на нее "выход" в виде самопишущей электрической машинки. Она и печатала все, что хотела передать Машенька своей наставнице.

Таня переводила на машинный язык, понятный Машеньке, все, что могла узнать о Шопене. И радовалась всякий раз, получая от машины машинописный ответ, воспринимая его как общение с живым существом.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке