Гонец

Тема

Джевиньски Анджей

Анджей Джевиньски

Артемид не мог сказать, как долго длилось его унижение. Меткий пинок канейского солдата казалось отбил ему все внутренности. А всепоглощающую боль усиливали безжалостные толчки и рывки копья, на котором его несли, привязанным за руки и ноги. Он открыл глаза. В свете факела нельзя было разглядеть, куда его тащили. Да и какая разница? На что может рассчитывать побежденный воин? Он застонал от внезапно проснувшейся ярости. Допустить такой разгром! Армия разбита наголову. Все погибли.

Если бы на него не свалился подыхающий конь и не придавил всей тушей:

Тишина подсказала, что они уже находятся у цели.

Те, кто его нес, с кем-то разговаривали, он не понимал языка. Он слышал только пьяные возгласы и человек, разящий недобродившим пивом, поднес пламя факела почти к самому его лицу.

Затрещали опаленные волосы, а тело изогнулось, пытаясь уйти от огня. Издевательских смех и кто-то плюнул ему в лицо, но промахнулся. Один из носильщиков опустил свой конец копья и тело Артемида сползло на землю. Заскрипели дверные петли и одним мощным ударом его зашвырнули внутрь какого-то помещения. Дверь закрылась.

От грязного пола несло навозом, какая-то цепь, а может быть сбруя, впивались ему в живот, но у него не было сил перевернуться на спину.

Сначала он решил, что находится в темнице или в погребе, и лишь когда глаза привыкли к темноте, увидел стоящие вдоль стен лохани. Но это не имело значения. Главное, что в углу, освещенном струйкой лунного света, сидели люди. Один из них, смахивающий на огромного паука, полз к нему.

- Кто ты?- наконец-то к нему обратились на родном языке.

- Центурион Артемид. А ты кто?

- Я солдат. А зовут меня Плебо.

Солдат ощупал его путы, а потом перерезал их неведомо откуда взявшимся лезвием. Артемид приподнялся и шипя от боли отрывал впившиеся в тело конопляные волокна.

- Сколько нас здесь?

- Вместе с тобой - восемь.

- Еще офицеры есть?

Плебо поколебался.

- Вроде есть один.

- Почему вроде?

- Он с нами не разговаривает.

Подымаясь на ноги, Артемид всю силу воли сосредоточил на том, чтобы не упасть. Идя вслед за Плебо, он с удивлением отметил ширину плеч воина. Он бы не отказался иметь в своей команде такого солдата, да только будет ли он еще когда-нибудь командиром?

Офицера среди пленных он выделил еще на подходе.

Невысокий человек со светлыми волосами и сломанным носом одиноко сидел под окном около перевернутой лохани. Солдаты даже не пошевелились, когда Артемид подошел к ним.

Плебо остановился и склонился над стонущим раненым.

Артемид подошел к офицеру.

- Центурион Артемид,- назвался он, возможно излишне громко.

Светловолосый неохотно посмотрел вверх.

- Какое это сейчас имеет значение?

Садись.

Ощупывая пол в поисках сухого места, он увидел на шее офицера металлическую цепочку. Это открытие так ошарашило Артемида, что на секунд он даже перестал замечать нестерпимую вонь, царящую в помещении.

- Трибун,- произнес Артемид, тыча пальцем в сидящего.- Ты трибун!

Человек под окном покосился на медальон и нехотя кивнул.

- Забыл выбросить,- пробормотал он и ухватил Артемида за полу.- Да, я трибун Луций, но что с того?

Артемид не успел осознать смысл его слов, когда почувствовал на плече ладонь. Это был Плебо.

- У одного из наших сильное кровотечение.

Нам нужна рубашка, чтобы его перевязать.

Артемид сбросил его руку с плеча.

- Ты что?! Хочешь, чтобы я остался в одной куртке?

- Оставь центуриона, солдат,- сказал Луций и принялся неловко стягивать с себя одежду.- Ему рубашка может еще пригодится.

Артемид покраснел. Какое унижение, подумал он, но пока Плебо был рядом, не сказал ни слова.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора