Движущаяся скульптура

Тема

Ярослав Астахов

Никто из них не подал другому руки.

Хотя бакалавр пожал бы руку барону, протяни тот ее. (Ибо ведьклиент всегда прав , не так ли? А именно в качестве клиента воспринимал Зарецкий сейчас фон Гольдбаха.)

А вот барон бы «не заметил» протянутую руку бакалавра, уж это точно. Как он не «не замечал» еще многого в этой жизни. А большего еще, впрочем,просто не замечал.

В комнате на стене, около которой стояли встретившиеся, пестрел плакат. И было посреди него слово, написанное много более крупно, чем прочие:ПОДСОЗНАНИЕ .

Так именно – всегда прописными буквами – начертывалось в проспектах имя произведения, созданного «гением Зарецкого». Мэтра, «работающего в жанредвижущейся скульптуры ». А кроме этого еще бакалавра права.

Кому-то может быть показалось бы странным подобное сочетание: скульптор и бакалавр… Но только не самому мэтру. Который, кстати, приватно именовал свое детищеМЯСОРУБКА .

Плакат, конечно же, не показывал рекламируемый объект. А лишь размытые контуры. Поверх теснились косые, яркие, перекрывающиеся кое-где строки.

!это опасно!

двое, оставшиеся наедине с ПОДСОЗНАНИЕМ, умерли

слабонервным вход…

АВАНГАРД

симфония лезвий

– «Авангард» – презрительно поморщился барон, рассматривая плакат. – Отказываюсь понимать смысл этого слова применительно к искусству. Уармии бывают авангард, арьергард… Аэто , – палец в старинном перстне брезгливо покачнулся к плакату, – это, с позволения сказать, авангард…чего ?

– Вы это поймете, когда подтянутся основные силы, – немедленно отразил широкую улыбку барона своей опасной кривой улыбкой Зарецкий. – Да вы присаживайтесь!

– Итак, условия спора, – через какое-то время вкрадчиво говорил бакалавр. – Вы полчаса остаетесь в закрытой комнате наедине сПОДСОЗНАНИЕМ . И, если не умрете от страха (барон опять улыбнулся), как это произошло уже с двумя вашими предшественниками, а также если вы не сбежите до истечения оговоренного срока – вы выиграли. И я немедленно уплачиваю вам сумму, которая установлена договором. Но если вы, милостивый государь, все-таки умрете… или поспешите покинуть комнату… спор наш, будет считаться, выигран мной. И драгоценная семейная реликвия вашей фамилии перейдет в мою собственность.

– Кстати, – Зарецкий деликатно кашлянул, при этом совершив действие, напоминающее то ли полупоклон, то ли незавершенное приседание. – Если не будет возражений с вашей стороны, было бы желательно, чтобы вы уже теперь сняли перстень. Ибо не легко, смею вас уверить, освобождать ювелирное украшение с пальца трупа – затекшего, окосневшего…

– Похоже, это занятие вам хорошо знакомо, – усмехнулся фон Гольдбах. – Но в данном случае беспокойство излишне. Вам не достанется этот камень, поверьте. Вы просто раньше имели дело со слабонервными. Так что озаботились бы вы лучше выписать заблаговременно чек. А то ведь как бы вас, бакалавр, не хватил удар, когда пари разрешится совсем иначе, чем вы рассчитывали!

Последние слова барона оказались пророческими. По крайней мере,наполовину . Жаль только, ему не суждено было дожить до того мгновения, в какое они исполнились.

– Кажется, вы поляк? – полюбопытствовал неизвестно почему вдруг фон Гольдбах.

– М-м… Я родился в Трансильвании, – отвечал Зарецкий. – Земля великого Дракулы… Старые традиции… Впрочем, теперь это все смешно! Передовые технологии вторгаются во все области. Сейчас у людей практичных иные методы.

И бакалавр рассмеялся. При этом он затрясся на своем мягком кресле и складки жира заволновались под подбородком.

Смех, надо сказать, у Зарецкого был особенный. Растягивались до ушей губы, не размыкаясь.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке