Древняя музыка Земли

Тема

Иголь Дручин

— Осторожно! — крикнул Самсонов, но было уже поздно. Керн высыпался из стакана и возле ящика образовалась бесформенная кучка алеврита, мельчайшей, словно мука, кварцевой пыли, из которой торчали тонкие пластинки слоистой глины.

— Эх, вы! — геолог не скрывал своей досады. — Всего несколько метров оставалось! Дальше было бы легче!

— Будем начинать с нуля, начальник? — неунывающим тоном спросил Смолкин, хитро щуря черные озороватые глаза.

— Сколько можно! Мне эта скважина уже поперек горла стала! И план трещит по всем швам! — геолог взъярился не только от очередной неудачи, но и от несерьезности Смолкина, играющего в этакого бесшабашного работягу, да еще выкопавшего из старых детективов это обидное обращение «начальник».

— А если искривить скважину и пройти этот интервал заново? Потом можно сбить разрез по прослойкам, — рассудительно предложил Субботин.

Аркадий Михайлович подумал, поморщился и махнул рукой.

— Давайте! Это, конечно, не то. Геофизики озвереют, когда узнают, но другого выхода не остается. Пятая дырка на этом месте!

— С чего им звереть, Аркадий Михайлович?

Геолог обернулся и увидел рослого крепыша с правильным овальным лицом, с высоким лбом, с густыми, беспорядочно растущими бровями и длинными ресницами, придающими лицу не то наивное, не то задумчивое выражение. Рядом стояла девушка, миловидная и стройная, в таком же, как и парень, голубоватом комбинезоне, с коротко остриженными светлыми волосами, схваченными голубой, в тон комбинезону, косынкой, из-под которой упрямо выбивалась золотистая прядка. Девушку звали Майей. Это запомнилось с первого знакомства. С парнями сложнее. Как все малознакомые люди, они казались ему похожими друг на друга, и это сходство подчеркивалось гармонично развитыми фигурами и щегольскими космическими костюмами, с которых были убраны детали, не нужные здесь, на Земле. Сначала он выделил Смолкина, поскольку тот был пониже ростом и вполне оправдывал свою фамилию смуглостью лица, иссиня-черными волосами и темными цыганскими глазами. Сегодня, находясь на скважине, он запомнил Субботина, рассудительного и собранного, к тому же он был геологом по профессии. Значит, пришедший — геофизик, кажется, Александр. Да, Александр Макаров! Саша, как зовут его товарищи…

— Очень хорошо, что вы собрались вместе, — геолог явно оставил без внимания вопрос Макарова. — Объясню еще раз. Мне нужен непрерывный разрез, со стопроцентным выходом керна, причем с ненарушенной структурой и совершенно точно ориентированный по странам света. Сверху донизу, по всей этой слоистой толще. Здесь, в этой точке, а не на другом участке! Возможности станка позволяют. Это ваш станок! Вы его должны хорошо знать! Мне о вас из Центра космических исследований дали самую блестящую характеристику. Шестой курс, специализированная самостоятельная практика! Без пяти минут инженеры! Поймите, здесь наиболее полный разрез верхнего палеогена, и скважина бурится для специальных палеомагнитных исследований. То, что предлагает Субботин, — компромисс! Это озерно-алювиальные отложения, и они не выдержаны по простиранию. Как раз на этой глубине, где вы рассыпали керн, чувствуется влияние течений. Неважно, связаны ли они с рекой, существовавшей в то время, или это подводные потоки в самом озере! Там, где есть течения, существуют неровности дна. Если рядом окажется яма, то один и тот же слой глины может отлагаться и на ее дне, и на ее склонах.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора