Птица счастья

Тема

Панарин Сергей

Сергей ПАНАРИН

Ещё от первого смертного боя Перуна со Змеем Яшей происходит эта быль. В ту пору многий люд жил долго и счастливо. Некоторым даже выпадало умереть в один день.

По чьей милости радость осеняла человека, мы можем догадываться из дошедших до нас сквозь плесень веков былей, небылей, узелков да побасенок. Сказывают, была нарочитая птица, коей сам Сварог наказал приносить счастье честному люду. Кто-то божится, что звали ее Гамаюн. Другие толкуют об особой Русалке. Шире разошлась молва о Синей птице, хотя она - порождение бредней басурманских. Иной бает о заветной Жар-птице - ярчайшей особи, селящейся в яблоневых садах. Кто ведает? - мож, и была такова, но с нашей птицей она коли и родня, то дальняя, ведь память о ней куда короче, нежели о птице счастья. А о птице-то счастья знают так давно, что ажно имя её забылось. Однако благодарность за дары птичьи жива в народе, как ни крути. По славе с птицею счастья спорит лишь тёмный и злой птах Обломинго, Дитя Заката. Но нынче речь не о нём.

В благодатное время, когда боги любили людей за то, что те чтили оных, у князя Любояра ходил в дружине богатырь силы немеряной. Тогда каждая баба могла коня на скаку окоротить и в горящую избу войти (иная и выйти была горазда, но не каждая, не каждая...). Что говорить о богатыре Буреломушке, любимце Любояровом? Он измудрялся дубы с корнем рвать да реки вспять поворачивать. По всей земле гремела слава о дури молодецкой. Не находилось Буреломушке достойного поединщика, а коли находилось, так тут же, от греха подальше, пряталось.

Надобно сказать, что многие могутного Буреломушку боялись, ещё больше народ завидовал. Всякий злой язык норовил уязвить богатыря, дескать, кому ты, терем ходячий с кулачищами, нужон, кто тебя полюбит, дикого такого!

- Маманя, а за что меня любить-то? - наматывал на кулак скупую мужскую соплю Буреломушка.

Мать прижимала буйну сыновью головушку к груди, разглаживая русые кудряшки, и отвечала:

- Сынок, огоньком приветным горит образ твой в моём сердце, ведь ты кровинушка моя. Какая-то девица будет любить тебя за силу, другая за красу да стать молодецкую, но их не слушай. Вот признается кто, что люб ты ей весь, какой есть, почитай, нашел ты свою горлицу.

Материнская мудрость - что заповедный горный хрусталь: и дураку ясна.

Но не таков был Буреломушка. Прознал он, мол, у соседнего князя Страхолюда есть дочь на выданье красоты неописуемой. Звалась княженка Хитроглавкою.

- Хочу, - говорит богатырь, - глянуть. Вдруг там невеста меня дожидается, а я тут бездельничаю: бошки подлецам кочевым сношу да землю в мирное время мизинчиком пашу, пожары плевком тушу да зерно ладошками мелю-порошу. Поеду, женюсь-ка на Хитроглавке.

Богатырское дело не хитрое. Оседлал молодец верного коня Паровоза (именем сим конь наречён был, ибо двоих таких, как Буреломушка, мог нести) и подался к Страхолюду.

День едет, ночь спит. На пятый день повстречал на пути вещего старца Беломора.

- Низкий поклон тебе, дедушка, - Буреломушка спешился и уважительно заговорил с Беломором. - Здравия те и величия. Ныне и присно, во веки веков.

- И тебе аминь, сынок, - беззубо улыбнулся старец. - Вижу, куда путь держишь. И судьбу твою вижу. Сейчас предрекать стану... Примешь ты смерть от коня свое... нет, это не тебе... но ровно в полночь карета превратится... чур меня, чур, это вообще дурь тевтонская... ага... вот! Не ходи в земли Страхолюдовы, не ищи любови Хитроглавочки! И себе помочь не сладишься, и другим всю жизнь испортишь...

- Да курил я тебя, Беломор, за такие слова! - обиделся богатырь, вскочил на верного Паровоза и двинулся дальше.

Ничего не ответил вещий старец.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке