Фея красного карлика

Тема

Ютанов Николай

Николай ЮТАНОВ

1

Из темноты явно тянуло старостью. Кто-то кряхтел. Сыпался шорох предсмертного сжатия. Бледные радиолучи, царапали пустоту.

Ши зябко шевельнул стабилизаторами. Вряд ли ему хоть раз самому бы захотелось забраться в этот район спирали. Но дед был где-то здесь, среди звезд своей молодости...

По ресницам скользнул холодный радиолуч. Ши слегка передернуло. Он не любил думать о смерти, а здесь было все: старческие венчики вырожденных атмосфер над лысинами белых карликов, последние радиовопли одиноких нейтронных звезд, замогильная жадность черных дыр... Хотя, может быть, последних здесь и нет, кроме центральной... Поди найди их...

Ши включил позиционные огни.

- Дед! - позвал он.

Пространство сжалось под его криком и комом кануло в кладбище. Ши плотнее стянул пылезаборник и с легким поворотом штопором ввинтился в зону.

Рядом проплывали тусклые красные горошины карликов с обожженными планетами, занудливо катящимися по орбитам. Иногда пространство подозрительно скручивалось в фунтик гравитационной воронки, и Ши на вираже опасливо выскакивал в чистую зону. И что старики находят здесь? Смертельную тоску? Глупую тишину?..

Мимо проволоклась бурно крутящаяся нейтронная звезда с проплешиной активной зоны. Это, должно быть, она тронула Ши радиолучом на входе в район. Мерцающий сделал вираж, облетая старушку.

- Дед! - снова позвал он.

Моффет не отозвался.

Звезда безучастно крутилась, коверкая тыквой магнитного поля жесткое дыхание Галактики. Ши тоскливо поежился. Огни от хвоста до носа перетекли в синий цвет. Ши с жадностью глянул назад. Там пылала живая Галактика, кипела молодость. Могучая волна галактического рукава вспарывала кисель плоского гало. И в дикой вакханалии пылевых водоворотов рождались звезды гиганты голубых огней, чей век короток и эффектен, и вечные трудолюбивые карлики, нянчащие профитроли планет. Ши жутко захотелось обратно, в огненный бульон жизни, к ехидной и злоязыкой стае юных мерцающих.

- Де-ед! - закричал он, раздражаясь.

И вдруг Ши почувствовал запах. Эхо тонкого аромата веретенного масла катилось из центральной гущи скопления. Ши вздохнул, усилил лобовое поле и скользнул в твердые ладони гравитационной воронки. Пространство становилось тверже, неподатливей, и Ши с замиранием сердца давил холодок страха.

- Дед... - шепотом сказал он.

- Эд! - рявкнуло эхо.

Голос Ши, затихая, слетел к центру и, накачанный энергией вращения черной дыры, вихрем ударил мерцающего в лобовое поле. Ши сжал губы. Огни беспорядочно замигали. В мысли мутно вползал шепчущий мрак. Вестибулярный аппарат дал сбой. Ши опрокинулся. Мелькнул желтоватый газовый диск, окружающий центральную черную дыру. Его затрясло в карусели беспомощного падения. Свет слабых звезд багровым серпантином наматывался на мысль, облегчая работу шептуну, затекающему в мозг.

- Ахо-хо тен... - сипел шептун, затягивая сознание информационными ложноножками. Ши с ужасом понял, что уже не помнит, зачем прилетел... Не помнит, куда!.. Только не забыть, кто я!.. Ши отчаянно завопил, беспомощно крутя стабилизаторами. Ревущее эхо тряхнуло его тело, и Ши вспомнил код убийцы. В отчаянии программа активировалась. Убийца равномерно начала разрастаться, опустошая память. Шептун забеспокоился.

- Дед! - простонал Ши.

Убийца губила память, но ее волна должна смыть информационную плесень шептуна... Вот!.. Шептун захрипел, заерзал. Каждое его движение отражалось режущей болью в голове.

- Ши, разве ты меня не узнал? - миролюбиво прошелестел шептун. - Я твой дед Линга! Останови убийцу!.. Ай! Ты убьешь меня, внучек!..

- Ты стал шептуном?! - простонал Ши.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке