Одного поля ягоды (Два сапога пара)

Тема

RobertSilverberg. Birds of a Feather (1966). – _

В день открытия нашего бюро по найму инопланетяне устроили очередь длиной в несколько сот футов. И потому трое моих служащих – Аучинлек, Стеббинс и Лудлоу – шли впереди, защищая меня словно шитом, а я выглядывал из-за их спин, пытаясь оценить, что мы имеем. Инопланетян всяческих форм, расцветок и фактуры собралось видимо-невидимо.

– Запускай их по одному, – сказал я Стеббинсу и нырнул в свой кабинет.

Из окна мне был виден наш яркий трехмерный плакат на фасаде здания:

«Требуются инопланетяне!» Еще за месяц до прибытия мы начали заливать планету Гхрин, как ее называли местные жители, рекламой. Примерно в таком вот духе:

«Хотите ли Вы хорошо заработать и испытать на себе прелести шоу-бизнеса на романтической Земле? Если Вы неземлянин, для Вас может найтись место в Институте Морфологических Наук Корригана! Сам Дж. Ф. Корриган будет проводить собеседования на Гхрине с Третьего по Пятый день Десятого месяца! Это его последний визит в скопление Каледония. Не упускайте свой шанс!» Подобные сообщения, распространенные одновременно сразу на пятистах языках, завлекают инопланетян безотказно. И на Земле Институт Корригана собирает огромные толпы посетителей. Это одно из немногих приличных мест, где земляне могут увидеть других жителей Вселенной, а кроме того, у нас всегда все самое лучшее…

– К вам первый посетитель, сэр, – произнес Аучинлек елейным голосом.

– Пропусти его. Или ее. Или…

Открылась дверь, и в комнату вошло застенчивого вида существо на маленьких дрожащих ножках. Оно было круглое, размером с большой баскетбольный мяч, желтовато-зеленое и имело по две коленки на каждой из двух тонких ног и по два локтевых сустава на всех пяти расположенных по кругу руках. Неожиданно тяжелым басом существо произнесло:

– Вы мистер Корриган?

– Верно. – Я протянул руку за анкетой. – Прежде чем мы начнем, мне нужна кое-какая информация о…

– Я с Регула-2, – раскатисто раздалось в ответ.

– Ваше имя?

– Лауренс Р. Фитцжеральд.

Я успел подавить удивленный возглас, скрыв его за нарочитым кашлем.

– Еще раз, пожалуйста.

– Пожалуйста. Меня зовут Лауренс Р. Фитцжеральд. "Р" – это Раймонд.

– Но это, разумеется, не то имя, которое вы получили при рождении?

Существо закрыло глаза и, топчась на месте, совершило оборот на 360 градусов. На его планете такой жест служит эквивалентом виноватой улыбки.

– Мое имя на Регуле не имеет больше значения. Теперь я Лауренс Р. Фитцжеральд и всегда им буду. Понимаете ли, я террафил.

Маленький регуланин мне подходил. Оставались лишь формальности.

– Вы знакомы с нашими условиями, мистер Фитцжеральд?

– Я буду помещен для обозрения в вашем институте на Земле. Вы оплачиваете мои услуги, транспортировку и содержание. От меня требуется быть на виду не более одной трети земного астрономического дня.

– Плата будет э-э-э… Пятьдесят галактических долларов в неделю плюс содержание и транспортировка.

От радости сферическое существо захлопало в ладоши: двумя руками с одной стороны и тремя – с другой.

Я вызвал звонком Лудлоу и быстро подал ему сигнал, означающий, что этого инопланетянина мы берем за половину обычной платы, и он увел его в другой кабинет оформлять контракт.

Довольный собой, я улыбнулся. Зеленый регуланин нам был очень нужен: последний, что у нас работал, уволился четыре года назад. Однако вовсе необязательно предлагать ему исключительные условия только потому, что он нам нужен. Инопланетянин-террафил, доходящий до того, что даже переименовывает себя на земной манер, готов работать вообще задаром. Или будет приплачивать, чтобы его пустили на Землю.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке