Кочезе из Северамы 10

Тема

Дуэ Доминик

ДОМИНИК ДУЭ

Перевод с французского А.Григорьева

"Peг Хайленд", - прочел служащий и сунул пластмассовую карточку в щель посреди консоли. Тут же замигала зеленая лампочка. Человек нажал клавишу - и над консолью вспыхнул экран дисплея. Peг увидел на нем собственное изображение лицо медленно поворачивалось, и по нему бежали буквы и цифры. Peг не знал кода, но понимал, что эти бегущие символы содержат всю информацию, которой располагает о нем администрация Всевременья.

Взгляд чиновника скользнул по молодому человеку. Равнодушный, профессионально холодный взгляд. Peг сознавал необходимость строго соблюдать правила безопасности, но ему претила эта процедура, словно

Пер. изд.: Douay D. Cochise d'AmeNord Dix: в сб. Douay D. Le monde est un theatre.- Paris: Denoel, 1982, c by Editions Denoel c перевод на русский язык, "Мир", 1988.

его лишали собственной сути. Однако он послушно повернул голову сначала вправо, затем влево, чтобы облегчить идентификацию. Рега всегда занимало, по каким чертам чиновники судили, что это именно он - ведь внешность у него была самая обычная: метр восемьдесят, карие глаза, темный шатен, правильные черты лица...

Короткая процедура опознавания закончилась, агент извлек карточку из щели и вернул ее владельцу.

- Приказ с заданием, - попросил он, протягивая руку.

Peг передал ему пластифицированный прямоугольник, который тут же скользнул в ту же щель, где мгновением раньше побывало удостоверение личности. На этот раз на экране высветилось лишь слово СЕВЕРАМА 10 и чуть ниже - буква X.

- Приоритет X, - донесся из динамика мелодичный голос. Никто, кроме уровней Альфа и Бета, не имеет права требовать отчета от исполнителя.

Предупреждение было недвусмысленным.

- Приоритет X, - пробормотал чиновник, на мгновение сбросив напускное равнодушие, и поднял глаза на Рега.

Молодой человек угадал причину его удивления. Приоритет Х - один из самых высших, если не самый высший. Обычно его присваивают руководителям Всевременья, тем самым Альфа и Бета, которым он подотчетен. А тут столь высокий приоритет получает сопляк, выполнявший до сих пор лишь незначительные задания.

Он сделал усилие над собой, чтобы скрыть собственное удивление, - на лице не дрогнул ни единый мускул. Его собеседник смутился, опустил глаза и принялся нажимать на клавиши. По экрану побежали новые цифры.

- Вы отбываете в семнадцать тридцать пять, - наконец сказал он. - Будьте в зале ожидания в семнадцать часов. Вас проводят.

Молодой человек молча кивнул, взял свое предписание и удалился.

Центр зала украшала гиганская голограмма - бородатый человек в старинном черном рединготе восседал в опутанной множеством металлических трубок гондоле, снабженной неисчислимыми рычагами и приборами. "Герберт Джордж Уэллс и его машина времени", - в который раз прочел Peг надпись на цоколе и улыбнулся, вспомнив, какие шуточки нередко отпускали в адрес писателя... Изобретатель путешествий во времени был бы весьма удивлен, узнав об изменениях, которые наука внесла в его машину. Но к его удивлению, вероятно, примешалось бы разочарование: двери в другие времена выглядели слишком обыденно. Тем хуже для мечты - эффективность прежде всего!

- Peг! Какими судьбами?..

Обернувшись, он узнал Мака Бийона, приятеля по выпуску. В Академии полиции времени они были неразлучными друзьями. Но годы учебы остались в прошлом. С тех пор они лишь изредка встречались в промежутках между заданиями. Но сердце уже не лежало к этим встречам. Сотрудникам полиции Всевременья, как известно, нельзя иметь друзей. Слишком многое приходится выполнять в одиночку, слишком велика ответственность. Своего рода клан давших обет одиночества.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора