КЛЯТВА ВЕРНОСТИ. (фрагмент)

Тема

Ларри Нивен, Джерри Пурнелл.

Посвящается Роберту Э. Xайнлайну, который показал всем нам, как это делать…

ПРОЛОГ: ВТОРЖЕНИЕ

Для победы зла вполне достаточно бездействия хороших людей.

Эдмунд Берк

Где-то там, в Лос-Анджелесе, был день, а здесь были всего лишь сумерки. Трое интервентов выглядывали из тенистой рощи апельсиновых деревьев. Небо над ними сияло, и пятнышки света, проникающие сквозь ветви деревьев, подчеркивали глубину тени. Теплый ветерок “Санта Анна” разносил сильный запах удобрений и раздавленной апельсиновой кожуры. Прямо впереди чернела огромная восточная стена Тодос-Сантоса. Тысячи балконов и окон, расположенных в аккуратном порядке, при взгляде сквозь серую листву казались пустотами в четко очерченном черном прямоугольнике, закрывавшем небо.

Интервенты заморгали, пробираясь в сумеречном свете, и замерли, услышав над собой звук крыльев. Вокруг не было никого. Они смотрели на пустой участок перед стеной. Охраны не было видно.

– Вон там, - сказала девушка, указав рукой. Ее голос был не громче, чем шорох листьев на ветру. - Вот она.

Двое юношей вглядывались, пока не увидели почти незаметный квадратный силуэт в основании нависающей стены. Казалось, он был высотой в рост человека.

– Это большая дверь, - сказала девушка. - Мы все еще далеко. Дверь кажется маленькой, но на самом деле она высотой в тридцать футов. Дверь поменьше - слева от нее.

– Не могу ее разглядеть, - сказал один из юношей. Внезапно он засмеялся, и так же внезапно перестал. - Неужели нервничаю? - проговорил он.

Второй юноша был худой, с едва пробивающейся бородкой. Он нес черный ящик на ремне. Посмотрев на маленькие лампочки на крышке ящика, он сказал:

– Бежим к большой двери, пока не увидим маленькую. На счет: три, два, один, пошли.

Он бросился вперед, держа ящик перед собой, чтобы уберечь его от толчков. Двое других устремились за ним. Они несли большой ящик. Когда, запыхавшись, они подбежали к первому, тот уже доставал из своего ящика какие-то вещи.

– Этот проклятый свет! - проговорил он, тяжело дыша.

– Он дает нам преимущество перед охранниками, - сказала девушка. - Скоро наступит ночь… но только не здесь. В темноте охранники не видят, но поэтому они усилят наблюдение.

Второй юноша ухмыльнулся:

– Мы им устроим хорошенькую встряску.

На двери был изображен большой череп, а под ним находилась надпись, гласившая:

НЕ ВХОДИТЬ! УБЬЕТ!

Надпись повторялась на испанском, японском, китайском и корейском языках.

– Здорово придумали, правда? - усмехнулась девушка. Она замерла, когда бородатый юноша толчком открыл дверь. Они не услышали внезапного воя сирен сигнализации, и улыбнулись друг другу с чувством облегчения.

Они быстро проскользнули в дверь, и бородатый юноша закрыл ее за собой.

1: ОХРАННИКИ

Жизнь по своей природе является одинокой, убогой, омерзительной, жестокой и короткой.

Томас Гоббс, “Левиафан”

Джо Данхил протер свой значок на рукаве и снял воображаемую пылинку с отутюженного синего мундира. Дверь была все на том же месте, все с той же надписью: “Служба безопасности. Посторонним вход запрещен”. Он глубоко вздохнул и протянул руку к маленькой кнопке рядом с дверью. Палец еще не успел коснуться ее, как раздалось тихое жужжание, и дверь открылась.

Комната за дверью блестела сталью, хромом и формайкой. За столом, лицом к двери, сидел полицейский с металлическими нашивками сержанта на воротнике. На столе не было ничего, кроме маленького телевизионного экрана.

– Да?

– Сержант Данхил, с рапортом по дежурству.

Пожилой человек поднял брови:

– Немного рано для вечерней смены.

– Так точно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке