Рождественский ангел

Тема

Николаев Андрей

Николаев Андрей Евгеньевич

А крыльев у нее не было. Но и без крыльев Она была прекрасна. Как ангел. Она и была ангелом, я понял это сразу, когда Она впервые появилась возле меня. Совсем маленьким я представлял себе ангелов с прозрачными, как у стрекоз крылышками. Они трепетали с легким шелестом и создаваемый ими ветерок был наполнен чудесным запахом свежих трав, цветущих лугов и тенистых рощ. Теперь то я знал, что это были феи. Они тоже красивые, как ангелы, только маленькие. И волшебство у них маленькое, почти игрушечное. Они хорошенькие, как игрушки, как бабочки. Добрые и веселые, забавные и трогательные, но все-таки не ангелы. У ангелов крылья белые. Мягкие, как только что взбитая подушка, покрытая чистой белоснежной наволочкой. И прилетают феи летом, когда тепло, а сейчас зима, скоро Рождество и поэтому Она точно была не фея.

И крыльев у нее не было. Может, они прятались под белым платьем, которое так красиво облегало ее фигурку, а может ангелу, приходящему под Рождество не положено крыльев. Наверняка я не знаю. Еще Она похожа на Снегурочку, но Снегурочка приходит вместе с дедом Морозом, а Она пришла одна и была живая и теплая. И платье у нее было с короткими рукавами и вырезом на груди, а на шее был шарф. А может не шарф. Он был пушистый, тоже белый, как снег за окном и от малейшего движения трепетал. Кожа у нее была загорелая и я прямо чувствовал, какая она гладкая и шелковистая. Она немного наклонила голову и улыбнулась. Только зеленые глаза не улыбались. В них было беспокойство. Наверно, за меня. И хотя горло еще болело, я сказал, что все в порядке. Получилось шепотом и чтобы расслышать, Она склонилась ко мне, приблизив загорелое лицо. Оно было удивительно добрым и красивым.

Такое лицо было у мамы, когда я был совсем маленьким и болел. Мама склонялась ко мне и, улыбаясь, успокаивала и гладила по голове. Она, почему-то, давно не приходила. Наверное, работа. Приходят двое взрослых. Я не помню точно, кто они, хотя лица знакомые. Наверное, родственники. Лица мне знакомы, во всяком случае. Они добрые, но, отчего-то очень грустные. Ведь все хорошо, я поправляюсь. Противная штука ангина. Голос пропадает и все время больно в груди. Никогда больше не буду есть сосульки. Съел одну, на спор и вот - пожалуйста. Свалился с ангиной перед самыми каникулами.

Она склонилась, кивнула мне и прикрыла немного зеленые глаза, соглашаясь, что все в порядке. А я, скользнув глазами по ее лицу, посмотрел в вырез платья. Конечно, это нехорошо, но я ничего не мог с собой поделать. И вот, я посмотрел туда и понял, что не могу отвести взгляд. Не могу оторваться и все! Так это было красиво. Белый кружевной лифчик, загорелая кожа... и белая, незагорелая грудь. Я смотрел и смотрел, хотя почувствовал, что краснею. Я перевел, наконец, глаза на ее лицо и увидел, что Она смеется! Да, Она смеялась и укоризненно качала головой. Наверное, я был красен, как рак. Она положила мне ладонь на лоб. Ладонь была прохладная и мягкая. Это было очень приятно. Только вот боль заворочалась в груди, захотелось откашляться, но я знал, что будет только хуже и пересилил себя. Наверное, мое лицо изменилось, потому что Она нахмурилась и закатала мне рукав. Опять какой-нибудь антибиотик. Он сразу помогает. Боль уходит и будто видишь сны наяву. На этот раз Она помедлила. Даже встала с кровати, на которую присела и отошла к окну. Свет сделал ее платье почти прозрачным и я любовался ее тонкой талией, бедрами и стройными ногами. Она была гораздо красивее тех картинок, которые мы с ребятами из класса разглядывали в мужских журналах, покупая их в складчину.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке