Репетиция конца света

Тема

Романчук Любовь

Любовь Романчук

ЧЕРНЫЕ ТЕЛА начали атаку сегодня. Хотя их никто никогда не видел, но слухи ходили давненько: дескать, ждите. Поначалу никогда не верится, что этот день - именно тот, ожидаемый. Все разошлись, мы остались с Машей попить чайку (другого и в мыслях не было), Маша маленькой ложечкой аккуратно отмеряла песок, я уже собирался отпустить какой-нибудь комплимент, когда Волин, забежав в редакцию, с порога крикнул:- Они! - Руки его дрожали, рубаха вылезла из штанин, под правым глазом неприятно дергалась жилочка. - Да быстрее, уже на повороте!Он опрокидывает чай, жидкость растекается по заваленному рукописями столу и, подползши к краю, водопадом низвергается на пол.- Безобразие! Нас же растерзают, - вскидывается Маша, извлекая чаинки из-под груды бумаг. - И что вы такое позволяете?Но и ее уже начинает охватывать волнение.- А кто они? Неужели те самые?- Расстреляю, - вопит Волин, пытаясь вытащить из кобуры деревянный пистолет. - Мне приказано охранять. Вон!Наскоро собираем вещи и выбегаем. Маша держится за мое плечо, повторяя: "А у него настоящий пистолет или так себе?" Краем сознания понимаю: бред, вокруг солнце, тишина, птички чирикают - и вдруг кричащий Волин, какие-то тела и эта неприятная дергающаяся жилочка под глазом. На дворе писатель Мухоедов. Подрабатывает, сгребая листья в какую-то огромную, самому ему непонятную кучу. Иногда останавливается и, осматривая ее со стороны, неудовлетворенно качает головой.- Никак гумпомощь выкинули? - в удивлении кричит нам.И метлой вычерчивает в воздухе приветственную фигуру. Я было открываю рот, но Волин делает знаки: дескать, пускай его метет. Мухоедов не из его ведомства, и потому - нечего. Минуя ворота, выбегаем на улицу. Все спокойно, никаких признаков. Даже очередь у ларька, и кто-то уже с кем-то дерется. Подмывает завернуть, но Волин тянет куда-то вбок, к насыпи.- Ты понимаешь, - поясняет на ходу, - они зачастую невидимы. Просто там, где они проходят, все исчезает. Словно не было.- Как же от них убежать, если они невидимы?- Не хочешь - оставайся, - делает вывод Волин. - А мы с Машей двинем.- И не рассчитывай.Мелькает мысль, что, возможно, таким макаром он пытается отбить у меня Машку? И всего-то? Кручу ручку приемника, но радио молчит. Глухо. По всем каналам. Съели они уже радиоцентр, что ли?Взбегаем на насыпь, и тут впервые накатывает ужас: вдалеке, там, где глаз привычно натыкался на громады домов - пусто. И самой башни нет. Как слизана.Вот это да! Солнце, не встречая препятствий, заливает бесконечные ленты дорог ослепительным желто-оранжевым светом. Подмывает посмотреть, каким образом исчезнет очередной дом, но Волин с силой тянет меня вниз, на другую сторону. Маша еще ничего не понимает. Она даже посмеивается: бежим куда-то. От кого?Пробегаем парк. Отыскав телефонную будку, Волин судорожно набирает номер:- Андрей, что там слышно? Насчет ЧЕРНЫХ?- А ты откуда? Только с полчаса назад передали: час охоты, - Андрей отвечает вяло. Видимо, спал.- Что ж ты сидишь? - Волин почти плачет, и опять эта жилочка.- А что делать? Тут уж как повезет.Волин со злостью швыряет трубку и ругается. Самое кошмарное, что нет никакой логики, закономерности. Одни слухи, легенды.- Сейчас найдем подземный переход, - поясняет Волин, - и в него.- А чем там лучше?- Откуда я знаю? Но ведь земля не исчезает, и, значит, есть шанс.Неожиданно объявляется писатель Мухоедов. По-прежнему с метлой.- Что ж вы? - укоризненно попрекает, с трудом переводя дыхание. - И ни полслова.- Некогда, - одергивает его Волин и на всякий случай щупает кобуру. - А ты откуда догадался?- Увидел.Выяснять не к месту. Волин поворачивается и бежит к переходу.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке