Реликт

Тема

Щербак-Жуков Андрей

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

(киноновелла)

Приглушенно звучит белый блюз конца шестидесятых годов.

На мониторе компьютера карта озера - ярко-желтая линия берега, извитая бухтами и мысами. В нескольких местах она помечена красными точками.

Боб сидит, откинувшись на спинку стула, пьет чай и время от времени поглядывает на экран. У Боба тонкие черты лица, длинные волосы, на щеках недельная щетина, одет он чуть небрежно, по-походному - шейный платок немного сбился на бок. Ему около 30 лет.

Вдруг одна из красных точек на мониторе начинает мигать, раздается резкий звуковой сигнал. Боб подскакивает на стуле, в его глазах загораются огоньки. Он нажимает несколько кнопок на клавиатуре - в верхнем углу экрана появляются цифры и латинские буквы. Все вокруг мигом оживает: принтер начинает с воем печатать на листочке колонки цифр, мигают табло, включается большой магнитофон, справа вспыхивает видеомонитор...

На экране видеомонитора - рельеф дна озера, силуэты прибрежных скал, по экрану движутся темные пятна, то исчезают, то появляются вновь. В центре - самое большое и стабильное пятно, к нему и приковано внимание Боба и всех его приборов.

Пару секунд пятно быстро движется, чуть извиваясь, а потом вдруг распадается и исчезает на глазах. Тут же прекращается звуковой сигнал, перестает мигать красная точка на мониторе, останавливаются бобины магнитофона, выключается принтер, гаснет видеомонитор... Боб в сердцах выдергивает из принтера бумагу, комкает и бросает на пол; разочаровано вздохнув, он вновь откидывается на спинку стула и продолжает пить чай.

Боб со всеми своими приборами находится в летнем, сборно-разборном домике, свинченном из отдельных блоков. Тут же, рядом с аппаратурой, и предметы походного быта: керосиновая плитка, чайник, полотенце, в самом углу - складная кровать...

Снаружи раздается звук тормозящей машины, шелест покрышек о гравий.

Боб выходит из домика. За его спиной ровная гладь озера, скромный пейзаж северной природы, сдержанные краски, пастельные тона, на скалах невысокие ели и кустики вереска.

Из кабины длинного фургона выпрыгивает Майк. Это крепкий, улыбчивый мужчина среднего роста, примерно ровесник Боба. Он чуть вразвалочку, твердо топая, спешит навстречу Бобу.

- Привет.

- Привет.

Жмут руки. Оба заметно рады встрече.

- Ну, как ты? - спрашивает Боб. - Как жена?

- У меня-то все нормально. А как твои дела? - Майк кивает в сторону озера.

- Я снова видел ее, - начинает увлеченно рассказывать Боб, - на той неделе. Пойдем, посмотришь видеозапись... Четко видна змеевидная шея и маленькая голова...

- Видеозапись - это, конечно, хорошо... Только... - Майк не сделал ни шага, он сразу стал серьезным и грустным.

- Что? - забеспокоился Боб.

- Твою тему закрыли. Фирма прекратила финансирование. Шеф пытался как-то тебя оправдать, уговорить их, но...

- Как же это. Ведь столько лет...

- Вот и именно, столько лет, и никакого результата.

- А фотографии, записи...

- Ты знаешь, какой им нужен результат. Пойми, старик, время теперь другое, нет прежнего ажиотажа. Это лет пятнадцать назад все кричали: чудовище, Несси, реликтовый представитель... Статьи, газеты, туристы всякие, сувениры... Тогда этим интересовались - это было выгодно. Были фонды, были экспедиции... На Несси можно было делать деньги. Теперь - нет. На дворе девяностые. Люди стали другие - им больше не нужны тайны, загадки; все стало материальнее. Вот если бы ты _п_о_й_м_а_л_ Несси, это можно было бы как-то обставить, развернуть рекламную кампанию, вернуть интерес общества, тут же нашлись бы и спонсоры, и деньги... Тогда можно было бы изучать ее до самой старости...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке