Родерик в зоопарке.

Тема

Джин Вулф

Родерик посмотрел на небо. И правда, голубое, почти безоблачное. Горячий воздух пах пылью.

– А это, дети, - учительница-киборг явно имела в виду не его, - Tirannosaurus Rex. Тиранозавра создал мальчик с нарушенными социальными установками. Чтобы создать ящера, ему понадобилось шесть комплектов «Тваретворителя»…

Шестнадцать, вообще-то.

– …которые он сдублировал на копировальной машине своего отца. И с таким же количеством «Быстрого Роста»…

Понадобились две недели и еще один день, два грузовика свиней, которые Родерик записал на банковский счет матери, и еще куча других вещей, которых сейчас и не упомнишь. Последнюю неделю он разрешал Рексу гулять ночью и охотиться самому. И люди, наверное, заметили - не могли не заметить, - что у них пропадает скот. Возможно, люди догадывались, кто виноват.

Пока он привязывал свой аэровелосипед, Рекс выглянул из окна амбара и проворчал:

– Я устал прятаться целый день. А Родерик ответил…

– Давай кататься, - подняла руку одна из девочек. Рекс, стоявший по ту сторону символического ограждения, впервые подал голос:

– Успеется, детка. Пусть она закончит свой рассказ. - Теперь он вещал рокочущим тенором: ящер специально старался сделать голос менее низким и угрожающим. Родерик нажал на костюме кнопку терморегуляции и поежился.

День выдался холодным; дул легкий ветерок, с которым тем не менее приходилось бороться, поднимаясь вверх на аэровелосипеде, чтобы удержаться над верхушками деревьев или следовать за наземными грузовиками, удерживаясь в потоке воздуха.

В амбаре было зябко и пыльно; пылинки плясали в солнечных лучах, забиваясь в щели алюминиевого каркаса постройки. Рекс лежал, плотно прижавшись к земле, но он все равно казался крупнее, чем раньше. Гладкая кожа рептилии была будто из стекла или льда, и под ней, словно клубки змей, перекатывались мышцы. Мальчик упал, и Рекс взял его в лапы, которые казались до смешного крошечными на теле ящера, но были массивнее и. сильнее, чем руки крепкого мужчины.

Рекс посадил паренька к себе на шею, и человеческие ноги обняли толстую пульсирующую шею ящера.

Рептилия открыла огромные двери амбара изнутри, почти ползком выбралась наружу и выпрямилась.

Дело было не в высоте. На своем аэровелосипеде мальчик ежедневно забирался и выше. И не в движении - равномерном, раскачивающемся парении над вершинами деревьев, раскрашенных в красный, золотой и зеленый. Ему казалось, что он плывет на Рексе по аллеям сквозь листья, которые доходят ящеру до шеи.

Дело было в том…

Он отогнал эту мысль за неимением подходящих слов. Мощь, энергия? Нет, не то - это когда покупаешь маленький блестящий диск, и он дает свет в доме три-четыре года или вечно вертит твою сеялку. Власть? Это когда люди держали дома собак, пока частная собственность была узаконена.

У собак было четыре клыка - таких маленьких, что они не выглядели опасными. А у Рекса полно зубов - каждый величиной с руку Родерика, а в пасти поместится целый аэромобиль.

Нет, все-таки это была не высота. Он часто летал над лесами, которые окружали их дом. И даже гораздо выше, но так, чтобы доносился шорох листьев из долины - словно журчание невидимого воздушного ручья.

А теперь… Слышался грохот падающих деревьев, свист ветра, топот громадных лап.

– Он причинил большой ущерб, - говорила учительница-киборг, а женщина-помощник кивала в подтверждение этих слов. - Но что еще хуже, он перепугал сотни людей.

Сидя на загривке у Рекса, мальчик мог говорить ему в ухо.

– Рычи! - приказал он. И рев ящера потряс землю.

– Еще!

И новый рык огласил окрестности.

Бело-рыжие коровы, которых иногда ел Рекс, были столь коротконоги, что едва могли двигаться.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке