Путешествие дилетанта

Тема

Еськов Кирилл

Кирилл Еськов

Нет в мире вещи более серьезной, чем игра.

Черчилль

Ребячеством увлечены, мы строили с тобой

Валы и башни из песка, чтоб задержать прибой.

Мы скоморошили вовсю, и, видно, неспроста:

Когда молчат колокола, звенит колпак шута.

Честертон

"Казань - столица ролевиков... Город стоит на реке Волге, впадающей в Каспийское море... Не все ролевики - толкинисты..."

"Я понял, господин инструктор. Подразумевается, что язык страны и ее обычаи мне известны?.."

...Вот уж которую осень подряд (третью, если не путаю) душа моя, положительно, желает странного... нет, нет - вовсе не то, что вы подумали, осеннее обострение тут совершенно ни при чем! Просто подобно тому, как чеховские героини все рвались "в Москву, в Москву!..", а герой советского анекдота "опять хотел в Париж", я начинал предвкушательно чесать затылок в том смысле, что вот, в Казань съезжу... сказывают, Большой Осенний Бал там, Сладкий Октябрьский Эль... - каковые устремления, разумеется, кончались ровно тем же, что и у вышепоименованных персонажей.

Однако на сей раз оргкомитет Зиланткона и лично Пожизненный Президент (он у них там по жизни Президент, однозначно!) взялись за меня всерьез. Сочетание лихой кавалерийской атаки и правильной осады с утонченными византийско-венецианскими интригами (как обнаружилось постфактум, меня беззастенчиво приманивали на в высшей степени гипотетического Лукина, а Лукина, в свой черед, - на меня) дало-таки искомый результат; как говаривал некогда наш лектор по Истории КПСС, "середняк колебнулся и массами пошел в колхозы". А когда опять, как и в прошлые годы, все вдруг повисло на волоске, за дело взялись саратовцы, Вадим Казаков с Ратимиром: эти принялись издаля, по е-мейлу, помовать керамической бутылью ликера "Саратов" - ибо ведали они, лукавые, по прошлому Интерпресскону, что от одного лишь взгляда на сей артефакт Еськов начисто теряет волю, точь-в-точь как лукинские домовые - от рыночных сливок... Опять-таки, по ходу телефонной беседы с Сережей Калугиным вдруг всплыло: "Как, и ты в Казань? на Зилант?!"; а надо ведь культивировать эту добрую московскую традицию - живя в сорока минутах езды друг от друга, пересекаться для визуального общения исключительно где-нибудь в Питере, Сиэтле или, на худой конец, в Казани, нес па?..

Кончилось тем, что в урочный полуночный час я обнаружил себя стоящим на перроне Казанского вокзала у вагона No 13 (мое счастливое число), а мимо, под "волчьим солнышком" ртутных фонарей, шагали повзводно и побатальонно ролевики с полной боевой выкладкой, и даже зачехленные гитары их смотрелись каким-то экзотическим оружием - типа, конный арбалет... Но тут как раз на меня наскочил запыхавшийся Калугин, едва не посеявший билеты; мы закинули в купе шмотки - ну, и немедля побежали, ибо сразу поняли: не хватит. И ведь что характерно: все равно не хватило!

...Позже, уже в Казани, получая из рук Дедушки Российского Фэнтези (так? фэнтэзи - оно, вроде, нынче среднего рода, на манер кофе?) Святослава Логинова своего стеклянно-деревянно-оловянного (sic!) дракончика-Зиланта за "Евангелие от Афрания" ("Высокая честь, Прокуратор!.."), я внезапно оценил всю "книжность" возникшего сюжета. Ибо наше с Сергеем совместное путешествие на Зилант-2001 (пробористая перцовка под домашнее, с алыми прослоечками, сало и вышибающее пьяную слезу "Моя Родина - Советский Союз!" в промороженном предрассветном тамбуре) поистине мистическим образом закольцевало события десятилетней давности; события, которые, собственно, и впустили в Текущую Реальность странноватый информационный объект по прозвищу "Евангелие от Афрания": с Калугина началось - Калугиным и кончается...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке