Первый Линзмен-2: Первый Ленсмен (3 стр.)

Тема

Он выглядел совершенно естественно, и никто из его коллег из Трипланетарной Службы не заподозрил бы, что личность, известная им как Нильс Бергенхольм, является на самом деле сгустком энергии, созданным волей и разумом Хранителя Дроуни. Впрочем, на Аризии с подобной метаморфозой мог разобраться даже ребенок.

Аризия была готова нанести удар. Коллективный разум планеты находился в состоянии равновесия и спокойствия; наступал час, предугаданный много миллионов циклов назад. Они знали, что должно произойти, и неизбежность грядущих событий придавала им уверенности и сил. Молодые цивилизации выросли и окрепли; наступала новая эпоха — эпоха открытого противостояния, время носителей Линзы, эра Галактического Патруля. Именно он скоро станет решающим фактором в этой области Вселенной, защитником тысяч и тысяч планет, засеянных спорами жизни еще в период Проникновения. Это знали все; и Старшие, чей зрелый разум вел Аризию по ступеням времен, и юные Наблюдатели ! Стражи, подобные Эуконидору.

Затем прибыл Дроуни. Он появился в тот же самый момент, когда покинул лабораторию Холма — ибо что значили межгалактические расстояния для того, кто перемещался со скоростью мысли?

Объединенный разум планеты ждал только его — Хранителя земной цивилизации. Сразу после этого чудовищная ментальная мощь Аризии, извергнутая в пространство, мгновенно преодолела расстояние до внешних защитных экранов Эддора, устремившись вслед за существом, носившим имя Гарлейн. Телепатический удар был нанесен по самому наружному барьеру; контролировавший его эддорианин, внезапно вырванный в межзвездную пустоту и стиснутый ментальными клещами, умер, не успев оказать сопротивления.

Потом аризиане отступили, не пытаясь прорвать остальные экраны, создававшие вокруг Эддора многослойную защиту. Могли ли они справиться и с этими силовыми щитами, под которые торопливо нырнул Гарлейн? Удалось бы им достигнуть поверхности Эддора и нанести реальный ущерб не второстепенным исполнителям, а членам Внутреннего Круга, сильнейшим из сильных?

Сейчас это было неважно. С одной стороны, они продемонстрировали свою силу, способную не только творить, но и уничтожать; с другой — ясно показали, что внутренние барьеры Эддора для них непреодолимы. Вернее говоря, они позволили противнику думать так. Подобное доказательство слабости могло быть истолковано вполне однозначно: эддорианам нечего опасаться Аризии.

Именно так на Эддоре и истолковали этот эпизод, что позволило выиграть еще несколько временных циклов.

Совершенно очевидно, что аризиане боролись не ради спасения своей расы. Их объединенная ментальная мощь была так велика, что им не составило бы труда уничтожить большую часть населения Эддора — тех, кто находился под властью Внутреннего Круга. Они могли бы изгнать значительную часть эддориан со всех планет, обезопасив юные миры от разрушительного влияния древнего и злобного разума. Это, однако, не решало проблемы. Члены Внутреннего Круга, наиболее жестокие, изворотливые и сильные, прикрытые непроницаемым даже для Аризии силовым щитом, остались бы невредимыми. К тому же, каким образом пошло бы развитие молодых цивилизаций, если бы аризиане взяли на себя решение всех проблем?

Самим аризианам нечего было бояться — ни расе в целом, ни отдельным ее представителям. Уничтожить их могла только совершенно невероятная концентрация ментальной энергии, и если бы даже Эддор предпринял такую попытку — или создал устройства, против которых Аризия оказалась бы бессильной — то ее обитатели всегда успели бы удалиться в иной пространственно-временной континуум, затерявшись в бесконечной и необъятной Вселенной. Да, они были бы изгнаны из родной Галактики — но что с того? Существа, одаренные такой мощью, везде чувствуют себя как дома; любая часть космоса может служить им вполне приемлемой средой обитания.

Но нет! Менее всего их беспокоила собственная судьба.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке