Понедельник начинается в субботу (сценарий)

Тема

Стругацкий Борис , Аркадий

Аркадий СТРУГАЦКИЙ

Борис СТРУГАЦКИЙ

(сценарий)

По улице небольшого северного городка катит запыленный "Икарус". По сторонам улицы тянутся сначала старинные крепкие заборы, мощные срубы из гигантских почерневших бревен, с резными наличниками на окнах, с деревянными петушками на крышах. Потом появляются новостройки трехэтажные шлакоблочные дома с открытыми сквериками. "Икарус" разворачивается на площади и останавливается у крытого павильона. Из обеих дверей начинают выходить пассажиры - с чемоданами, с узлами, с мешками, с рюкзаками и с ружьями в чехлах. Одним из последних спускается по ступенькам, цепляясь за все вокруг двумя чемоданами, молодой человек лет двадцати пяти, современного вида: бородка без усов, модная прическа-канадка, очки в мощной оправе, обтягивающие джинсы, поролоновая курточка с многочисленными молниями.

Поставив чемоданы на землю, он в некоторой растерянности озирается, но к нему сразу же подходит встречающий - тоже молодой человек, может быть, чуть постарше, атлетического сложения, смуглый, горбоносый, в очень обыкновенном летнем костюме при галстуке. Следуют рукопожатия, взаимные представления, деликатная борьба за право нести оба или хотя бы один чемодан.

Уже вечер. От низкого солнца тянутся по земле длинные тени. Молодые люди, оживленно беседуя, сворачивают с площади на неширокую, старинного облика улочку, где номера домов основательно проржавели, вися на воротах, мостовая заросла травой, а справа и слева тянутся могучие заборы, поставленные, наверное, еще в те времена, когда в этих местах шастали шведские и норвежские пираты. Называется эта улочка неожиданно изящно: "Ул. Лукоморье".

- Вы уж простите, что так получилось, Саша, - говорит молодой человек в летнем костюме. - Но вам только эту ночь и придется здесь провести. А завтра прямо с утра...

- Да ничего, не страшно, - с некоторым унынием откликается приезжий Саша. - Перебьюсь как-нибудь. Клопов там нет?

- Что вы! Это же музей!..

Они останавливаются перед совсем уже феноменальными, как в паровозном депо, воротами на ржавых пудовых петлях. Пока молодой человек в летнем костюме возится с запором низенькой калитки, Саша читает вывески на воротах. На левой воротине строго блестит толстым стеклом солидная синяя вывеска: "НИИЧАВО АН СССР. ИЗБА НА КУРИНЫХ НОГАХ. ПАМЯТНИК СОЛОВЕЦКОЙ СТАРИНЫ". На правой воротине висит ржавая жестяная табличка: "Ул. Лукоморье, д. N_13, Н.К. Горыныч", а под нею красуется кусок фанеры с надписью чернилами вкривь и вкось: "КОТ НЕ РАБОТАЕТ. Администрация".

- Это что у вас тут за КОТ? - спрашивает Саша. - Комитет оборонной техники?

Молодой человек в костюме смеется.

- Сами увидите, - говорит он. - У нас тут интересно. Прошу.

Они протискиваются в низенькую калитку и оказываются на обширном дворе, в глубине которого стоит дом из толстых бревен, а перед домом приземистый необъятный дуб с густой кроной, совершенно заслоняющей крышу. От ворот к дому, огибая дуб, идет дорожка, выложенная каменными плитами, справа от дорожки огород, а слева, посередине лужайки, черный от древности и покрытый мхом колодезный сруб. На краю сруба восседает боком, свесив одну лапу и хвост, гигантский черно-серый разводами кот.

- Здравствуй, Василий, - вежливо произносит, обращаясь к нему, молодой человек в костюме. - Это Василий, Саша. Будьте знакомы.

Саша неловко кланяется коту. Кот вежливо-холодно разевает зубастую пасть, издает неопределенный сиплый звук, а потом отворачивается и смотрит в сторону дома.

- А вот и хозяйка, - продолжает молодой человек в костюме.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке