Рассказы вьючного ящика

Тема

Тарутин Олег Аркадьевич

Олег Аркадьевич Тaрутин

Приход наш и уход - загадочны их цели.

Все мудрецы земли постигнуть не сумели.

Где круга этого начало? Где конец?

Откуда мы пришли? Куда уйдем отселе?

Омар Хайям

1. Виконтов бунт

Часов в пять вечера, до начала сумерек, когда топать еще и топать, Виконт взбесился в третий раз за этот день. На широкой, отлично утоптанной тропе, уже в пойме Онеки, он с коротким, хриплым, каким-то истерическим ржанием вскинулся вдруг на дыбы, на задних ногах враскачку двинулся к ближайшей слева лиственнице и, скользнув по ней левым боком, сорвал вьючный ящик с крючьев грузового седла. В тот же миг, рухнув на передние ноги, левым задним копытом он прицельно лягнул этот не успевший еще приземлиться вьючник, разворотив ему бок и скособочив крышку.

После таких невероятных даже для него действий Виконт встал, повинно опустив морду и приподняв зашибленное копыто со съехавшей на сторону подковой.

В наступившей ошарашенной тишине слышно было испуганное пофыркивание лошадей каравана да ровный рокот воды на недалеком онекском перекате.

.. .Рваной пастью, острыми фанерными зубьями скалился покалеченный ящик, и крышка его безобразно висела на одном шарнире.

И валялась вокруг вся отрядная канцелярия - самая ценная, самая оберегаемая часть груза: карты, аэроснимки, запасные компаса, бутылочки с тушью, свечи...

И еще сколько-то времени стояла тишина.

Потом, придя в неописуемый восторг от происшествия, звонко залаял и запрыгал общий любимец и баловень Кеша - лопоухий и толстолапый беспородный собачий подросток.

Виконт шумно вздохнул, махнул хвостом и вопросительно взглянул на свое начальство - отрядного конюха Юрку.

И тут тишина взорвалась.

- Вадим!-завыл Юрка, и лицо его от натуги сделалось как фарш. Он рванул на груди и ватник и рубаху. Брызнули пуговицы. - Дай мне карабин! К той и к этой! Этак и так! Убью! Убью и заплачу ихнему колхозу! Полевых лишусь, а убью! Сколько ты стоишь, скотина вербованная?!

Юрка огромными, как у кенгуру, прыжками скакал к Вадиму. В огромных резиновых ботфортах, в развевающемся ватнике, из-под которого выглядывали висящие у пояса здоровенные ножны, в накомарнике, задранном на шляпу, освирепевший Юрка, ощеривший стальные свои коронки, так напоминал в этот миг Бармалея, что Вадим, тоже порядком озлившийся на Виконта, не выдержал и захохотал.

И тут же с облегчением захохотали и остальные трое отрядников,

-Ха!-яростно выхаркнул доскакавший до места Юрка.-Ну, сейчас...-Обеими руками он вцепился в карабин, висевший на Вадимовом плече.

- Стоп! - Вадим слегка толкнул его в грудь. - Стой, тютя! Очумел?

Юрка отступил на шаг, замотал головой зажмурясь, заскрипел стальными коронками:

- Ох, гад, ох, конина невозможная...

- Брось, Юрка, что ты в самом-то деле? - Вадим мягко потолкал его в плечо. - Кто ж психует на таких оборотах? Остынь...

Виконт косил на Юрку прекрасным своим ореховым глазом. Снова он был преисполнен снисходительности и аристократического достоинства - тех самых качеств, за которые и получил в отряде свою кличку. Косил Виконт глазом, словно говорил Юрке с удивлением:

"Что вы взъерепенились, сударь? Черт его знает, как это у меня получилось... Сам не пойму, слово дворянина..."

Добряк Кеша, сев у Виконтовой зашибленной ноги и свесив голову набок, тоже смотрел на Юрку. Коричневые уши его торчали, как уши нахлобученной кое-как шапки-ушанки: одно - вверх, другое - в сторону. И такой у него был дурацки симпатичный вид, что аж счастье смотреть.

Вадим посмотрел и засмеялся опять.

Улыбнулся и Юрка.

- Виконт!-он презрительно сплюнул.Рожа ты протокольная, а не Виконт.-Доконал-таки вьючник.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке