Расскажи мне о падающих звездах

Тема

Фальзманн Марек Роберт

Марек Роберт Фальзманн

- Мама!

- Да, Габи.

- Мама, а когда падает звезда, кто-нибудь умирает?

- Нет, сынок, никто не умирает, это просто метеоры.

- Такие камешки?

- Да, камешки.

- А почему они светятся?

- Спи, Габи. Утром приедем домой, и ты спросишь папу. Он объяснит лучше.

- Хорошо, мама.

Иону разбудил холод. Несмотря на звукоизоляцию, из ближайшего ночного бара доносилась музыка, втекавшая в каюту как отдаленный шум океана. Она попыталась включить свет, но неоновая лампочка едва тлела, не разгоняя черных теней под мебелью. "Пожалуюсь стюарду", - Иона раздраженно надавила ручку: дверь не дрогнула. Пробовать еще раз она не стала. Поняла: что-то случилось. Осторожно сняла трубку видеофона. Экран остался темным. Механический голос монотонно повторял: "...сохраняйте спокойствие. Авария энергоснабжения. Помощь в пути. Запомните, что следует сделать..." Она положила трубку. Тихо вернулась к постели и укрыла сына вторым пледом. Потом легла рядом с ним и заплакала. Становилось все холоднее, и в воздухе уже чувствовался удушающий запах горелого.

Центр управления полетами напоминал растревоженный муравейник. Окрестные стоянки и газоны были забиты автомобилями и людьми. Закрытые двери главного входа штурмовала плотная толпа женщин и мужчин, сдерживаемая тройным кордоном охранников, облаченных в пластиковые доспехи. Альдерон, высунувшись из окна, смотрел на это. Ему было нехорошо.

Керр, руководитель службы контроля, толстый, как и его сигара, ожесточенно скреб свою волосатую грудь. Альдерон оторвался от окна и упал в кресло. Душный смог, состоявший из смеси табачного дыма, испарений кофе, "алкавита" и потных тел, тяжело висел у низкого потолка.

Говорил Альберт, директор космодрома "Килиманджаро":

- ...на борту "Титана" находится две тысячи пятьсот четыре человека, включая экипаж. Для вас они почти что мертвы. Нельзя ждать до последней минуты. Кто-то из нас должен это сказать. Катастрофа неизбежна. "Титан" приближается к Земле к через час войдет в атмосферу. Ни одно спасательное судно не успеет подойти к нему и эвакуировать пассажиров. На это требуются часы, а не минуты. Все люки и шлюзы "Титана" автоматически перекрылись в момент декомпрессии в двигательном отделении. Люди застряли в лифтах и переходах. Аварийные системы отключены...

- Все ли корабли задействованы? - Вопрос задал Слованец. Кого-кого, но министра транспорта он сейчас не напоминал. Его привезли вертолетом с реки. На нем были майка, шорты и сандалии. Он все еще держал в руках короткое удилище спиннинга.

- Все, что можно, товарищ министр. Альберт в отчаянии развел руками. - Остается только... молиться о чуде, - прошептал он.

Керр молча кивнул и прикурил сигару от сигары. Слованец резко махнул спиннингом, разбив чашку с кофе.

- Должен быть выход! - крикнул он. - Должен!!!

- Мы сделали все возможное. Созвали на помощь все, что способно двигаться в этой части космоса...- Альберт спрятал лицо в ладони. Слованец судорожно глотнул. - Но я им этого не скажу, не смогу... Толстая бамбуковая рукоятка с треском сломалась в его руках. Альдерон встал и подошел к кофейному автомату.

Это была его пятая чашка, но он готов был выпить хоть термос, лишь бы избавиться от ощущения внутренней пустоты, которое охватило его при вести о катастрофе.

- Я это сделаю, - произнес он и швырнул чашку на пол. Другие молча смотрели.

- Успокойся, ты не обязан... - начал Керр, но не закончил, увидев решимость на лице Альдерона. Тот сел перед головизором. Изображения не было, однако звук был идеально чистый, не искаженный помехами. Уже полчаса в космосе стояла тишина.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке