Псы-витязи

Тема

Александр Тюрин

Был город Рязань, и земля была Рязанская, и исчезло богатство ее, и отошла слава ее, и нельзя было увидеть в ней никаких благ ее, – только дым, земля и пепел.

Из летописи

1. Бойня в кафетерии

Задребезжал телефон. Старый, засаленный, позорный. Символический. У всех нормальных людей давно уже хэнди со всеми наворотами: сателлитовой связью, пэйджингом, роумингом и глобальным позиционированием на поверхности земного шара.

Телефон как будто смолк, но надежда была напрасной. С новыми силами он продолжил гнусное насилие над сознанием капитана Никодимова. И снова пришлось взять в руки эту липкую гадость… Звонил участковый из отделения на улице Коломенской и голосом, звенящим от профессионального восхищения, сообщал о бандитской разборке, причем крупномасштабной, в кафешке «Три богатыря».

«Три богатыря» был полуподвальным помещением без естественного освещения, а также излюбленным местом сходок кирпичевской группировки. Серьезная группировка, которая «опекает» знаменитый институт Кирпичева. В банде есть даже бывший профессор. Почему, кстати, бывший?

Капитан Никодимов почувствовал вдруг энергию, которой пружиной распрямлялась в его теле, резко встал со стула, с помощью позаимствованных у киногероя движений надел портупею. Может сегодня все станет иначе? Но случайно он увидел свое нестройное и неподжарое изображение в зеркале, а потом еще этот барахлящий стартер у казенного газика… Добрался капитан Никодимов на место происшествия уже без каких-либо энергетических излишеств, а когда прошел через дверь-вертушку в кафе, то и вовсе зажмурился. Не только от едкого продымленного света. И не количество трупов потрясло его. А их внешний, так сказать, вид.

– Эх, поле, поле, кто и зачем тебя усеял? – сказал участковый Вощенко, с интересом рассматривая стрелу, воткнувшуюся в картину, что висела на стене из мореного дуба.

Картина не слишком достоверно изображала трех богатырей, а трупов было девять. Причем были они иссечены на куски. Прямо как в мясном магазине: мясо парное первого сорта, второго сорта, потрошки, печенки, почки. Черепа разможжены, на пол мозги тянутся, отрубленная голова валяется в салатнице, глаза вытекли, животы вспороты, кишки воняют. Одного «быка» к двери пригвоздили настоящим копьем. Видимо, пытался выбежать, но не успел.

– Копьем, понимаешь. Остальных тоже порешили колющими, режущими, острыми, тупыми предметами. Уж не мечами, топорами и палицами?.. Некультурно как-то все это выглядит, по – средневековому. А ты что думаешь? – спросил следователь прокуратуры Николай Петрович Квакин.

– Извращенцы поработали. Или из секты какой-то. – отозвался Никодимов, мучительно сознавая, насколько пусто сейчас в его голове. А ведь еще полчаса назад он хотел отличиться. Копья какие-то, мечи, палицы. Зачем все это, в наш век автоматических пистолетов с глушителями?

– Миш, ты, кстати, опять в моей следственной группе, Нагайко уже подписал приказ. – «порадовал» Квакин. – Порасскажешь мне потом про извращенцев, ладно? Да только ни сектанты, ни извращенцы не станут с кирпичевской бригадой связываться. Кому своей грязной задницы не жалко.

– А что, Николай, все убитые из кирпичевской бригады?

Квакин сделал несколько шагов по заляпанному кровью полу, коротко, но цепко заглядывая в лица убитых, попросил эксперта достать голову из салатницы, аккуратно отлепил от нее капустный лист.

– Похоже, что да. Минут десять назад мне на мобильник звоночек случился. Звонивший не представился, но сказал, что бригада отомстит и чтобы мы ей не мешали. Иначе хуже будет… Чуешь? Да и сейчас без всякого компьютера я могу тут кое-кого опознать.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке