Демон ростом два сантиметра

Тема

Аннотация: Герой рассказа Айзека Азимова «Демон ростом два сантиметра» Джордж Кнутовичер, потомок древнего датского рода, нашел в старинном родовом замке книгу с заклинаниями и научился вызывать маленького демона, которого он назвал Азазел. Этот наглый демон и стал героем нескольких рассказов Азимова, в каждом из которых по заданию Джорджа делал какое-нибудь доброе дело приятеля Джорджа, оборачивающееся в конце концов против самого же приятеля. Так, например, его племянница Джунипер Пен была влюблена в одного из игроков команды колледжа по баскетболу Леонарда Томпсона. Джордж решил сделать ей подарок, уговорив Азазела сделать ее парня самым лучшим игроком. Т. к. демон не имел понятия об этой игре, Джордж понес его в кармане на матч, из которого Азазел сделал вывод – цель игры, забросить мяч в корзину. На следующем матче Леонард должен был показать класс. И это случилось. Он забрасывал мяч из любых положений, только тот оказывался у него в руках, но… только в ту корзину, которая была к нему ближайшей.

Но нет худа без добра…

---------------------------------------------

Айзек Азимов

Джорджа я встретил много лет назад на одной литературной конференции. Меня тогда поразило странное выражение откровенности и простодушия на его круглом немолодом лице. Мне сразу показалось, что это именно тот человек, которого хочется попросить постеречь вещи, когда идешь купаться.

Он меня узнал по фотографиям на обложках моих книг и сразу же стал радостно рассказывать мне, как нравятся ему мои романы и рассказы, что, конечно, позволило мне составить о нем мнение как о человеке интеллигентном и с хорошим вкусом.

Мы пожали друг другу руки, и он представился:

– Джордж Кнутовичер.

– Кнутовичер, – повторил я, чтобы запомнить. – Необычная фамилия.

– Датская, – сказал он, – и весьма аристократическая. Я происхожу от Кнута, более известного как Канут, – датского короля, завоевавшего в начале одиннадцатого столетия Англию. Основатель моей фамилии был сыном Канута, но он, разумеется, был рожден не с той стороны одеяла.

– Разумеется, – пробормотал я, хотя мне не было попятно, почему это разумелось.

– Его назвали Кнутом по отцу, – продолжал Джордж. – Когда его показали королю, августейший датчанин воскликнул: «Бог и ангелы, это мой наследник?» «Не совсем, – сказала придворная дама, баюкавшая младенца. – Он ведь незаконный, поскольку его мать – та прачка, которую Ваше…» «А, – ухмыльнулся король, – в тот вечер…» И с этого момента младенца стали называть Кнутвечер. Я унаследовал это имя по прямой линии, хотя оно со временем превратилось в Кнутовичер.

Глаза Джорджа смотрели на меня с такой гипнотизирующей наивностью, которая исключала саму возможность сомнения.

Я предложил:

– Пойдемте позавтракаем? – и показал рукой в сторону роскошно отделанного ресторана, который явно был рассчитан на пухлый бумажник.

Джордж спросил:

– Вы не считаете, что это бистро несколько вульгарно выглядит? А на той стороне есть маленькая закусочная…

– Я приглашаю, – успел я добавить.

Джордж облизал губы и произнес:

– Теперь я вижу это бистро несколько в другом свете, и оно мне кажется вполне уютным. Я согласен.

Когда подали горячее, Джордж сказал:

– У моего предка Кнутвечера был сын, которого он назвал Свайн. Хорошее датское имя.

– Да, я знаю, – сказал я. – У короля Кнута отца звали Свайн Вилобородый. Позднее это имя писали «Свен».

Джордж слегка поморщился:

– Не надо, старина, обрушивать на меня свою эрудицию. Я вполне готов признать, что и у вас есть какие-то зачатки образования.

Я устыдился.

– Извините.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке