Развилка во времени (3 стр.)

Тема

Мужчина сказал, что вы сидите наверху, на балконе. Телефон внизу, возле кассы.

Телефон стоял, как на троне, на шкафчике между кассой и входом в кухню. Жером Боск втиснулся в уголок, чтобы не мешать проходившим мимо официанткам.

- Алло, - сказал он, стараясь заслонить рукой дрегое ухо от звона тарелок.

- Вильденштейн тебе звонил?

- Да, точно без двух двенадцать, - ответил Жером Боск.

- И ты согласился?

Голос был натянут, как струна.

- Я еще не знаю. Надо подумать.

- Но ты должен согласиться! Ты должен отправиться туда! Вильденштейн - потрясающий тип. Вы сразу сговоритесь и понравятся друг другу. С первого взгляда. С ним ты достигнешь всего!

- Я хотел бы понять одно, - медленно проговорил Жером Боск, - как ты можешь со мной разговаривать? Вы что, изобрели в своем будущем машину времени?

Голос из другого времени залился смехом.

- Такая машина уже существует в твое время. Не знаю, должен ли я тебе говорить. Это тайна. Лишь очень немногие знают о ней. До сих пор, даже сейчас, никто толком не знает, как это действует. Эта машина времени обычный провод. О, разумеется, не тот телефон, что у тебя на столе, вся мировая сеть. Это самое сложное, что когда-либо было создано человеком. Гораздо сложнее самых больших компьютеров. Подумай о миллиардах километров проводов, о миллионах усилителей, о немыслимых переплетениях соединений на автоматических центрах. Подумай о миллиардах вызовов, обегающих всю Землю. И все это взаимосвязано. Иногда бывает, что в этой путанице происходит нечто непредвиденное. Иногда бывает, что провод вместо двух точек пространства соединяет два момента времени. Возможно, когда-нибудь об этом скажут открыто. Но я сомневаюсь. Слишком много непредусмотренного. Соглашайся! Это все.

- Не знаю, - пробормотал Жером Боск и услышал щелчок на другом конце провода.

Они открыли новое назначение обычных проводов.

Итак, соединение.

Сеть покрывает всю планету. Ее линии тянутся вдоль шоссе, бегут рядом с железными дорогами - леса прямоугольных деревьев-опор выросли повсюду. Провода в каучуковых оболочках пролегли по дну океанов и рек. Они образуют плотную и одновременно тонкую, сложную паутину. Нити ее накладываются друг на друга и переплетаются. Сегодня уже никто не в силах нарисовать полную диаграмму мировой сети. А что будет через десять лет? А через двадцать? Эта сеть, по-видимому, превзойдет по своей сложности даже человеческий мозг. Эта сеть - по-своему живой организм. Люди все время расширяют ее, тщательно ремонтируют, без конца совершенствуют. Центральные станции становятся похожими на нервные узлы. Электронные вычислительные машины расчленяют информацию на мельчайшие фрагменты, чтобы не допустить наложенных сигналов и в то же время до предела заполнить паузы...

Дверь в приемную была приоткрыта. Секретарша явно поджидала его.

- У вас посетитель, мсье Боск. Он в кабинете.

Перед своей дверью он заколебался, потом взял себя в руки и вошел в кабинет.

- Фред Харди, - сказал англичанин, протягивая очень длинную холеную руку с коротко обрезанными квадратными ногтями. - Мсье Вильденштейн позвонил мне, прежде чем заказать разговор с вами. Он выразил желание, чтобы я подготовил все необходимые бумаги.

* * *

Когда они проезжали мимо Люксембургского сада, радио в машине прерывисто зажужжало. Это был аппарат старого выпуска, с диском, как у телефона.

С пересохшим голосом Жером Боск снял трубку.

- Жером! - послышался голос, - ...Удалось вас найти... Никуда не уезжайте, ради всего святого! Произойдет... Не...

- Кто со мной говорит?

- Ввв... вы сами, - прошептал голос одному Жерому Боску. - Я уже...

- Не надо уезжать, - отчетливо произнес голос и тут же смолк, словно убитый последним, невероятным, отчаянным усилием...

* * *

Он поднимается по передвижному трап

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке