Отпрыск

Тема

Абернети Роберт

Роберт Абернети

- Сын! - взревел родитель.

- Сын!! - взвизгнула родительница, точно дрожащее эхо.

- Снова удрал куда-то, безмозглый молокосос! Если он вздумал играть на отмели во время отлива...

Родитель оборвал фразу на зловещей ноте. Он откинулся на склон, насколько хватило его длины, гневно вглядываясь в мутную воду отмели, где поверхность моря блестела, как осколки разбитого зеркала.

Сына нигде не было видно.

Родительница испуганно смотрела в противоположную сторону, туда, где склон прибрежного шельфа быстро уходил в зеленую тьму, сгущавшуюся по мере того, как солнце спускалось все ниже. Где-то там риф, который вздымался над ними, надежно их укрывая, круто обрывался прямо в бездну.

- О-о! - рыдала родительница. - Он погиб. Он уплыл в бездну, и его съело морское чудовище! - Ее стройный стебель колебался и подергивался у основания, а розовые щупальца изящного венчика спутанными прядями колыхались в воде, увлекаемые отливным течением.

- Вздор, дорогая, - сказал родитель. - Никаких морских чудовищ не существует. В худшем случае, - мужественно утешил он ее, - сын мог застрять в луже, оставленной отливом.

- О! - всхлипывала родительница. - Его съест земное чудовище!

- Земных чудовищ не существует, - презрительно отрезал родитель. Он выпрямил стебель настолько резко, что камень, к которому он и родительница были супружески прикреплены, прямо-таки заскрипел под ними. - Сколько раз я должен повторять тебе, дорогая, что мы - высшая форма жизни (и для его мира и его геологической эпохи это вполне соответствовало действительности).

- О-о! - стонала родительница.

Супруг перестал ее утешать и голосом, от которого затряслись кораллы по всему рифу, рявкнул:

- Сын!!!

К этому времени их несчастье начало привлекать всеобщее внимание. В сгущающихся сумерках щупальца переставали выжимать воду из ужина обладателей этих щупалец, и головы на стеблях повертывались в сторону расстроенных родителей. Троица девственных тетушек, прикрепившихся пучочком к одному внушительному валуну неподалеку, выражая сочувствие, принялась щебетать и жадно следить за родительницей.

- Ему пора понять, что такое дисциплина, - проворчал родитель. - Дай только мне...

- Но, милый, - в расстройстве начала родительница.

- Привет, предки, - пропищал сверху отпрыск.

Его родители разом повернулись, так что могло показаться, будто их головы сидят на одном стебельке. Их сын плавал в нескольких фатомах над ними, лениво гребя навстречу приливу. Было ясно, что он сию секунду выплыл из какой-нибудь трещины в рифе неподалеку. В одной паре болтающихся щупалец он небрежно держал круглый камень, отполированный прибоем.

- ГДЕ ТЫ БЫЛ?

- А нигде, - с невинным видом ответил отпрыск. - Просто играл в прятки-тонушки с головастиками.

- С другими личинками, - чопорно поправила родительница. Она терпеть не могла жаргонных выражений.

Родитель устремил на отпрыска зловеще спокойный взгляд.

- А где ты взял этот камень? - спросил он.

Отпрыск виновато съежился. Отполированный прибоем камень выскользнул из его щупалец и упал на морское дно, подняв облако мути. Отпрыск отплыл в сторону, бормоча:

- Ну, может быть, я... может быть, я нечаянно повернул к берегу...

- Может быть! Когда я был личинкой, - объявил родитель, - мелюзга слушалась старших - и не было никаких "может быть"!

- Но, дорогой... - сказала родительница.

- И ни одна моя личинка... - родитель постепенно входил в раж, - ни одна моя личинка не посмеет меня ослушаться! СЫН... ПЛЫВИ СЮДА!

Отпрыск осторожно кружил около родного камня, оставаясь вне досягаемости щупалец. Он шепнул:

- Не поплыву.

- ТЫ СЛЫШАЛ, ЧТО Я СКАЗАЛ?

- Да, - признался отпрыск.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора