Беседы с моими коленками

Тема

Аннотация: Думал ли герой, соглашаясь на самую заурядную операцию, что она в корне изменит его жизнь.

---------------------------------------------

Рон Гуларт

Мои коленки завели со мной беседу на следующий день после того, как я вернулся домой из клиники фонда Шлезингера в Сан-Рафаэле. Я сидел в гостиной и наслаждался видом на залив Сан-Франциско. Как обычно, его бороздили многочисленные разноцветные парусные яхты. Моя жена подложила мне под спину две пухлые подушки с шотландским орнаментом и закутала нижнюю часть тела индейским пледом, а сама укатила в Саусалито на репетицию. Возможно, вы о ней слышали. Мэвис Скэттергуд. Лет этак семь назад она и еще двое парней сколотили команду «Скэттергуд Сингерз», очень успешную фолк-группу, и были чертовски близки к завоеванию премии «Грэмми». Недавно Мэвис подобрала себе двух новых парней и надеялась возродить былую славу. Единственной помехой стал Эдмонд Скалли, их новый исполнитель на банджо, который считал, что группа должна называться «Эдмонд, Фрэд и Мэвис».

Между прочим, меня зовут Фрэнк Уитни, и я сейчас на пенсии, а раньше работал главным художником рекламного агентства.

- Ты остался один дома и чувствуешь себя неуверенно. Не волнуйся, - услышал я голос, полный материнской заботы.

Хотя у меня возникло впечатление, что голос идет откуда-то из области моего левого колена, я обвел взглядом большую, залитую солнцем комнату. И никого не увидел.

- Подумать только, жена бросила тебя одного, а ведь ты выписан из хирургического отделения всего два дня назад.

Наклонившись вперед, я откинул край красно-желтого с золотом пледа и стал рассматривать свои колени.

- Вот о чем тебе действительно стоит побеспокоиться, приятель, - сообщило мне правое колено сквозь измятые джинсы, - так это о том, чем твоя дражайшая половина занимается в Саусалито с Эд-мондом и Фрэдом. Особенно с Эдмондом. Он, конечно, настоящий жеребец, но, сказать по правде, паршиво играет на банджо.

Участливый голос второй коленки произнес:

- Ну, нечего так расстраивать беднягу Фрэнка. Блудная жена не самая главная из проблем, которые ему…

- Извините, - вмешался я и потянулся к светло-кофейному столику, чтобы взять сотовый телефон. - Лучше я позвоню в клинику Шлезингера и доложу об этих галлюцинациях.

- Расслабься, тупица, - посоветовало правое колено. - Тебе повезло. Хоть ты об этом и не подозревал, приятель, но они тебе имплантировали самые продвинутые искусственные коленки. Или, правильнее сказать, не «они», а доктор Уоллес Даулинг.

- Даулинг? - нахмурился я и положил трубку. - Это не мой врач.

- А ты во время операции был в сознании, дружище?

- Нет, но…

- Даулинг взял на себя операцию после того, как ты уплыл в страну грез.

- Доктор Даулинг - очень славный человек, - заверила меня левая коленка. - И нас начинает тревожить…

- Придержи язык, сестренка. Мы подойдем к этому в…

- Погодите-ка, - нахмурился я. - Сегодня утром о Даулинге говорили в передаче «Проснись, Марин», не так ли? - Быстро же я привык к своим необыкновенным коленкам. Вот я уже веду с ними беседу.

- Это точно. Док пропал вчера ночью, смылся, сделал ноги.

- Брось, беднягу явно похитили. Я прочистил горло.

- Мне очень жаль доктора Даулинга, - признался я. - Однако меня больше интересует, почему мои коленные протезы умеют разговаривать. Черт, об этом точно ничего не говорилось в той брошюре, которую они…

- Всему свое время, - ответила мне заботливая коленка. - Во-первых, молодой человек, позволь нам рассказать тебе, какой помощи мы от тебя ждем.

- Вовсе он не «молодой человек», - поправила вторая коленка. - Ему шестьдесят один год, и он попадает в категорию старых маразматиков.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке