Бросайте пить !

Тема

Бирюк Александр

Александр БИРЮК

"СМОТРИ В ОБА!"

(поговорка)

Кукушкин пребывал в состоянии опьяневшего и до рвоты накурившегося человека, с тоской понимающего, что сегодня ему поспать вряд ли удастся. Он лежал одетым на тощем матрасе, брошенном прямо на пол, и прислушивался к окружающей его темноте. Он с ужасом ждал звука отираемой двери - это означало бы конец передышке. И вот передышка кончилась. В прихожей зажегся свет.

- ШУРА! - раздался тихий, но настойчивый зов пьяного Валерика.

"Что б ты провалился..." - с досадой подумал Кукушкин, разглядывая освещенный прямоугольник двери.

- Шура-а! - снова услышал Кукушкин, и в проеме появился силуэт Валерика. - Я достал!

Это означало, что Валерик достал вино. После двенадцати ночи. А Кукушкину до ужаса не хотелось больше пить. Он чертыхнулся про себя и сел на своем матрасе.

- Валер... - промычал он, потирая воспаленные от бессонницы глаза. Ну сколько можно уже сегодня пить?

Он мученически вздохнул. Валерик блаженно скалился и порывался что-то возразить, но язык его подвел.

- Тебе не жаль потраченных денег? - допытывался Кукушкин.

Валерик мотнул головой, зажег в комнате свет, присел на корточки возле Кукушкина, неуклюже обнял его одной рукой и показал запотевшую бутылку.

- Да ч-черт с ними, с-с д-деньгами! - в пьяном восторге пробормотал наконец он. - Последняя. Больше пить не будем, клянусь.

Он покачнулся на корточках, чуть не выронил бутылку, но оперевшись на плечо Кукушкина, все же удержался и продолжил:

- Ну-у идем, п-попьем винишка... ДРУГ ЖЕ УГОЩАЕТ!

... За этот сумасшедший вечер Кукушкин успел уже несколько раз и опьянеть, и протрезветь, и теперь он очень устал. Ему сейчас жутко хотелось спать. Но Валерик не знал усталости. Казалось, он мог днями и ночами, за дружеской беседой с Кукушкиным, под любимую рок-музыку, беспрестанно покуривая сигареты и папиросы попивать сухие и крепленые вина. Валерик всегда платил за эти вина сам, из собственного кармана, и искренне полагал, что если платит, то дражайший друг Кукушкин просто обязан всю ночь напролет сидеть с НИМ, пить вместе с ним ЕГО вино и слушать ЕГО музыку. И Кукушкин возразить никак не мог, потому что сейчас кроме как у Валерика ему во всем городе ночевать больше было негде. Хоть тресни, хоть лопни, а с этим поделать ничего было нельзя. Кукушкину хотелось плакать.

Он нехотя поднялся с постели. У него оставалась еще надежда на то, что Валерик уснет за очередным стаканом. А нет - тогда придется сидеть в этом кошмарном винно-сигаретном угаре до самого утра.

- Опять у этого взял? - хмуро поинтересовался Кукушкин.

Этот был торговцем вина в неурочное время., когда все магазины были закрыты. Однако до полуночи у него обычно не залеживалось - спрос превышал предложение. Как видно, сегодня было несчастное для Кукушкина исключение.

Как показали последующие события, это исключение было очень несчастным. Катастрофическим.

Валерик не ответил, а скинул свою роскошную шубу прямо на грязный паркет, тщательно заправил неизменный галстук в строгого покроя, но уже изрядно помятую и всю в заплатах жилетку, включил магнитофон, стоявший на кухонном столе, и приготовил стаканы. Кукушкин снова вздохнул и достал из холодильника полбанки баклажанной икры. Затем он нарезал хлеб. Это была традиционная закуска на каждый вечер.

Наконец Валерик справился с пробкой и разлил вино по стаканам. Кукушкин поглядел на темную рубиновую жидкость и подумал, что если сейчас выпьет, то в желудке этого уже не удержит. Ему заранее стало плохо, челюсти вдруг свело... Что делать?

- Ну, давай! - поднял свой стакан Валерик и потянулся с ним к Кукушкину, чтобы чокнуться.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора