Нация и стандартизированная культура

Тема

Шафаревич Игорь

Игорь Шафаревич

      Недавно жизнь поставила интересный эксперимент: в прессе появились сообщения о том, что на некоторых "несанкционированных" митингах употреблялся термин "инородцы", и русских призывали воздерживаться от смешанных браков, заботясь о сохранности своей нации. Реакция прессы была единодушной: это - фашизм, здесь уместны не дискуссии, а суд и уголовный кодекс.      Вторая часть эксперимента заключается и том, чтобы в упомянутых выше высказываниях заменить всюду слово "русский" на национальность одной из прибалтийских республик. Мы получим суждения, неоднократно высказанные в последнее время в прессе - как прибалтийской, так и центральной. Но замечательно, что реакция была совсем другой: хоть и не сочувственная, но гораздо более мягкая. Например, мысль о нежелательности для латышей смешанных браков была высказана на "круглом столе" в редакции газеты "Правда", и в ответ редактор "Правды" спросил лишь: "А не просматривается ли здесь национальная обособленность? Как быть с любовью, наконец?"      Это яркий, хотя и очень частный пример, иллюстрирующий важнейшее общее явление: резкую асимметрию в оценке проблемы разных наций. Она, конечно, есть следствие такой же и большей асимметрии реалий жизни, лишь отраженных в этих оценках. И больше всего асимметрия проявляется в связи с русскими проблемами. Сведения об этом разрозненны и случайны, но все указывают в одном направлении. Приведу лишь один пример, касающийся нашего будущего - детей, их числа. Согласно юбилейному статистическому ежегоднику "Народное хозяйство в СССР за 70 лет", число учеников общеобразовательных школ в РСФСР сейчас меньше, чем в 1940 году, в то время как в республиках Средней Азии оно возросло в это же время в три - три с половиной раза.      Такое положение - результат длительного и болезненного процесса. С самого начала своей карьеры Сталин считался специалистом по национальному вопросу. На ряде партсъездов он делал доклады по этому вопросу, а позже, когда стал делать основной доклад, в нем бывал большой раздел на ту же тему. Такие директивные положения содержались в его докладах на X, XII, XIV и XVI съездах. И во всех них "русский великодержавный шовинизм" прокламировался как главная опасность в национальной области. Какое же реальное содержание вкладывалось в эти формулировки, пояснял Бухарин. В отличие от Сталина и других тогдашних руководителей он был русским и мог применять оборот "мы": "мы должны поставить себя в неравное положение", "в положение более низкое сравнительно с другими" и так далее. Лишь непосредственно перед войной Сталин позабыл об "угрозе великодержавного шовинизма", но она воскресла в выступлении Берии на XIX съезде.      Дело даже не в том, что сложившееся таким образом положение несправедливо: оно нереалистично, нет никаких оснований думать, что оно может продолжаться. Русский народ существует и живет богатой духовной жизнью, о чем свидетельствует, например, прекрасная литература, творимая на наших глазах. Поэтому просто нереально, чтобы его национальные нужды могли и дальше учитываться столь же неадекватно. Возможны лишь два выхода. Либо вся ситуация будет меняться при свете разума, на основе решений, принятых в результате рациональных обсуждений. Либо же острота проблемы будет по-прежнему замалчиваться, весь вопрос будет окружаться запретами и табу и вытесняться в подсознание. Тогда положение тоже в конце концов изменится, но эти изменения будут неконтролируемыми и иррациональными...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке