Непрочный фундамент

Тема

Резник Леонид

Леонид Резник

(Ленинград)

В конце столетия, которое большинство людей почему-то называло двадцатым, жил на свете выдающийся ученый Грегори Лэмб. По некоторым сведениям, широта охвата и глубина проникновения в предмет могли поставить его в ряд таких универсальных гениев, как Ибн Сина, Леонардо да Винчи и Михаил Ломоносов. Наибольших успехов Грегори Лэмб добился в математике, химии и биологии. Никто из окружающих не сомневался, что имеет дело с гением. Именно это и затрудняло отношения ученого с остальными людьми. Тяжелый характер и стечение обстоятельств привели к тому, что в сорок пять лет, не получив ни одной из Нобелевских премий, Грегори Лэмб перешел на работу в криминалистическую лабораторию. Неплохой заработок в сочетании с каверзными задачками, время от времени выплывающими из омутов преступного мира, скрашивали жизнь гения, не понятого человечеством. В глубине души Лэмб убеждал себя, что не таит зла и даже готов облагодетельствовать это самое человечество, если подвернется подходящий случай.

Долго ждать не пришлось. Вызов самолюбию ученого бросили не грабители банков, торговцы наркотиками или уличные громилы, олицетворяющие преступность в глазах большинства обывателей. Внимание Лэмба привлекли фальшивомонетчики. Они сильно расширили свое дело, проявив при этом недюжинную изобретательность. Появившиеся в огромном количестве фальшивые деньги было практически невозможно отличить от настоящих.

Нет, Грегори Лэмб не стал мелочиться, придумывая новые методы анализов. Он взялся за искоренение фальшивых денег вообще. Как считали многие авторитеты, для достижения этой цели необходимо было уничтожить сами деньги. Из-за неприемлемости такого решения, затея Лэмба представлялась абсолютно бесперспективной. Но ведь гении и существуют для того, чтобы справляться с безнадежными задачами!

Лэмб решил развязать против фальшивомонетчиков "бактериологическую войну". Если точнее, - не против фальшивомонетчиков, а против самих фальшивых денег. Не так уж трудно вывести вирус, паразитирующий на бумаге и превращающий ее в труху. Но как научить его отличать деньги от остальной бумаги, а фальшивые деньги от настоящих? Именно здесь пригодилась широта научных познаний Лэмба. Теория информации, генетика, химия, физика... Гениальный мозг ученого использовал и результаты новейших исследований, и давно известные, но забытые факты из этих и других наук. Вирусы, скромно названные Лэмбом Л-вирусами, оказались хорошими учениками. Они быстро усвоили различие между ложной и истинной информацией. Кроме фальшивых денег, малютки могли с успехом поедать поддельные чеки и кредитные карточки.

Но для того, чтобы "бактериологическое оружие" действовало достаточно эффективно, необходимо было огромное количество новых блюстителей порядка и не в каком-то одном месте, а во всем мире. Что касается количества, то пищи у Лэмба хватало, и численность вирусов росла с головокружительной скоростью. Труднее было с распространением. Ради дела Лэмб не пожалел собственных средств, рассылая во все концы света знакомым, малознакомым и совсем незнакомым людям письма и открытки, зараженные Л-вирусами. Он подумывал даже о том, чтобы раскошелиться на кругосветное путешествие, но это не понадобилось. Когда по концентрации в окружающей среде Л-вирусы обогнали своих дальних родственников, ответственных за эпидемии гриппа, Лэмб успокоился. Месяц спустя фальшивые деньги практически исчезли из употребления. Полиция отнесла это на счет своей доблестной деятельности. Что думали гангстеры- неизвестно. Грегори Лэмб радовался.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке