Новое поколение

Тема

Лавров Г

Г. ЛАВРОВ

В коридоре хлопнула дверь.

- Ноги вытирай, - сказала женщина, стоявшая у плиты.

Послышалось нарочито громкое пыхтенье и шарканье. Слух женщины сейчас же уловил в этих звуках фальшь.

- Нечего притворяться, - сказала она. - Или вытирай, или сними совсем.

Сын вбежал в комнату без ботинок, бросил в угол портфель и полез под стол.

- Куда тебя понесло?

- Тапочки, - сообщил он из-под стола сдавленным от неудобной позы голосом.

Наконец тапочки были выловлены и надеты.

- Ну, что в школе? - спросила мать. - Троек не принес?

- Да нет, ничего не принес...

- Иди руки мой, вечно надо напоминать.

Мальчик пошел в кухню и сунул руки под кран. Как всегда, он запустил слишком сильную струю. Мать косилась на летящие брызги, но молчала.

- А сегодня у нас история была. Интересно!

- Что проходили?

- Ленинградскую блокаду. И фильм показывали. Про памятники войны в Ленинграде.

- Фильм? Ну-ну... Вытирай руки и садись есть.

- А я чего притащил, - сказал мальчик с набитым ртом. - Вещь!

- Опять небось со свалки. Ну, зачем? Пошел бы и купил. Лучше бы я денег дала, чем ты разную дрянь в дом тащишь!

- Ну, мам, это не дрянь. В магазине такого не купишь. А я же... я ведь машину времени строю...

- Да-да, - вздохнула женщина. - Только не суйся больше в розетку! Опять пробки пережжешь.

- Ладно, как-нибудь на батарейке... Сегодня контрольная была по арифметике, - вдруг вспомнил он. - Я две задачки решил, а с примером на дроби запутался.

Мать огорченно нахмурилась.

- Потому что ерундой занимаешься, а уроки как следует не делаешь. Значит, опять тройка?

- Мам, я исправлю...

- Исправлю! Получать не надо. И о чем ты только думаешь? Ведь третья четверть уже. А ты по свалкам шаришь да электричество переводишь. Это бы электричество, что ты для забавы извел, да в Ленинград... когда люди сидели с коптилками.

- Я не для забавы, - тихо сказал мальчик.

- А! - раздраженно отмахнулась мать. - Неужели не стыдно тройки получать? Сыт, одет, кино вам в школе показывают. У нас вон и учебников-то почти не было, а мы учились. И старались.

- А правда, что с голоду умирали в Ленинграде? - спросил мальчик.

- Да, - жестко сказала мать. - Умирали.

- Совсем нечего было есть? - мальчик осторожно поднял глаза.

Мать помешивала ложкой в кастрюле, и лицо у нее было такое, будто что-то болит.

- Кипяток пили. И хорошо, если был хлеб. Не такой хлеб - блокадный. Ты бы его в рот не взял.

Мальчик опустил голову, машинально водя вилкой по голубой каемке на тарелке.

- Не скрипи! - прикрикнула мать. - И немедленно доедай! Ишь, от котлеты он нос воротит...

Мальчик вздохнул.

- Не вздыхай, чего тебе вздыхать? Я в твоем возрасте помогала развалины разбирать, в очередях стояла часами. А ночью ходили с подружкой за водой. Да еще с дырявым ведром.

- Даже воды не было?

- Ничего не было. Только голод, холод и обстрелы.

- Как же можно было выжить?

- Выжили. И еще работали. И учились, не то что ты. И воевали. И... не приставай ко мне. Для тебя это просто так, а мне тяжело вспоминать.

Они помолчали.

- Знаешь, моя машина готова.

- Ну-ну, - сказала мать, не отрываясь от плиты.

- Так хотелось попасть в будущее, - шепнул он через некоторое время.

Мать усмехнулась.

- Сначала почини свет в коридоре. Хоть какая-то от тебя польза.

Мальчик охотно вскочил.

- Просто лампочка перегорела, - сообщил он через минуту. - Сейчас вверну новую.

- И у детей совсем не было игрушек? - спросил он, возвращаясь на кухню.

- У каких детей?

- Во время блокады.

Мать отвернулась от плиты и посмотрела на сына.

- Погулял бы ты, что ли, - устало сказала она.

- Да...

Он пошел к своему шкафчику. Там лежала большая жестяная коробка. В коробке была проделана щель для монет.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке