Чикчарни

Тема

Бабенко Виталий

Виталий БАБЕНКО

(документально-фантастическая повесть)

I

Вопрос: что делать с трупом?

Пожалуй, на этот раз я по-настоящему влип. Взять бы лучше собственную голову за уши и открутить ее напрочь. Тогда действительно получится: две головы - пара.

Надо же - сам себя загнал в тупик. В совершенно незнакомой стране, на незнакомом острове, в чужом городе, с чудовищной видеомонеткой в кармане, из-за которой меня, вероятно, давно разыскивают очень серьезные люди в пиджаках свободного покроя, - а теперь к тому же труп на руках. В совокупности лет на двести тянет. И плюс триста "по рогам".

Как же я не распознал Аллана с самого начала, идиот! Где были мои глаза? Господи, скоро полтинник стукнет, в КОМРАЗе (КОМРАЗ - Комитет разоружений) уже семь лет работаю, а все не научусь элементарной физиогномике. Сейчас-то, на мертвом лице Аллана, все видно: в уголках глаз - "гусиные лапки", подчеркнутые загаром, кожа пористая, состояние подбородка и щек выдает многолетнее знакомство с бритвой. А я верил парню и держал за студента. Полагал - ему двадцать, от силы двадцать два. Куда там! Аллан всего на пятнадцать лет моложе меня. Был моложе, поправляю я себя, не сводя глаз с распростертого тела. В хорошей поре был человек - тридцать три года. Христов возраст. И в хорошей форме. Я ощупываю ребра. Нет, вроде целые, переломов нет. Но больно - ужасно! И во рту - такое ощущение, будто долго жевал стекло. Двух зубов нет. Бровь рассечена. Сильно тянет в низу живота - словно туда зашили мешок дроби. Ну да ладно: живы будем - не помрем. Вот только об Аллане этого уже не скажешь.

Ох и жилистый мужик! Кстати, это ведь тоже не юношеская характеристика. Мальчики с такими жилами мне что-то не встреча лись. Другое дело, что конституцию Аллана я впервые оценил лишь во время драки. Но зато когда он орал на нас с Лесли возле самолета, я уж точно должен был сделать определенные выводы. Лицо кирпичное, вены на висках взбухли, жилы на шее - словно два каната, меж которых, как поршень, ходит кадык. Впрочем, артист из Аллана был отменный. Он играл тогда взбешенного юнца - и роль ему удалась: мне и в голову не пришло заподозрить, что под личиной недоросля, угнавшего самолет, скрывается опытный и коварный враг.

А самый главный прокол - нашивка. Ну почему, почему я был так уверен с самого начала, будто это "инь" и "ян"? Аргумент "каждый-знает-что-это-так" не имеет никаких оправданий. Я-то ведь не каждый. За столько лет не усвоить, что две жирные запятые, соединенные в круг, - это не только символ древнекитайской натурфилософии, но и эмблема 29-й пехотной дивизии национальной гвардии США, - нет, таких лопухов надо убивать... Кстати, Аллан это и пытался сделать. В духе той самой древнекитайской философии. Если, конечно, "инь-ян" трактовать как "быть или не быть".

Когда я и Аллан с грехом пополам приземлились на набережной Стэффорд-Крика, когда нас выкрали, отвезли в Хард-Баргин и до прашивали в странном кубическом здании, - я, разумеется, и не вспоминал о нашивке. Но во время плавания на "содьяке" мы познакомились поближе, если необходимость совершать совместные действия в подобной ситуации можно назвать "знакомством". Тогда, в открытом море, качаясь в надувной лодчонке над непостижимой бездной "Языка Океана", я спросил Аллана о происхождении и на значении круглой эмблемы на правом рукаве его куртки.

Он ответил в традициях восточной дипломатии - уклончиво, многословно и с оттенком высокомерия: если собеседник распознает цитату - хорошо, если нет - ему же хуже.

- Когда в Поднебесной узнали, что красота - это красота, по явилось и уродство. Когда узнали, что добро - это добро, явилось и зло.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора