Небо сингулярности

Тема

Аннотация: За прогресс, несущийся вскачь, человечество платит зависимостью от высокотехничных чудес: случись сбой – и вся цивилизация посыплется, словно карточный домик. Однако если отсталость нарочито культивировать, а прогресс искусственно стреноживать, можно вляпаться в еще более серьезный кризис: всякий завоеватель может победить вас не с помощью бомб, а при посредстве соблазнительных высоких технологий, выпущенных на волю.

Дебютный роман Стросса, космоопера о далеком будущем, вышел в 2003 и был выдвинут на “Hugo»-2004 и “Locus»-2004 (7 место). На следующий год вышло его продолжение – «Железный восход» («Iron Sunrise», 2004), который номинировался на «Hugo»-2005 и «Locus»-2005 (2 место). Вместе они образуют дилогию «Эсхатон» («Eschaton»).

Чарльз Стросс

ПРОЛОГ

В день, когда была объявлена война, по булыжным мостовым Нового Петрограда заклацал телефонный дождь. Какие-то телефоны полурасплавились при входе в атмосферу, другие чуть позванивали и потрескивали, быстро остывая на утренней прохладе. Один любопытный голубь подобрался поближе, склонив голову набок, клюнул блестящий корпус устройства и отскочил, хлопая крыльями, когда тот пискнул и спросил жестяным голоском:

– Алло? Чем можете нас развлечь?

На Рохард пришел Фестиваль.

Первой жертвой атаки на экономику самого молодого колониального мира Новой Республики стал тощий уличный мальчишка. Руди – его отчества, как и отца, естественно, никто никогда не знал – шел на свою ежедневную работу, завернувшись в вонючий мешок, как в солдатскую скатку, и в сточной канаве грязного переулка заметил телефон. Тот лежал на выщербленных булыжниках, поблескивая, как начищенный пистолет. Руди сторожко оглянулся по сторонам: вдруг состоятельный господин, который его обронил, еще поблизости? Когда телефон чирикнул, Руди чуть его не выронил с перепугу:машина!

Машины дозволялись только высшему классу, и охраняли их суровые лица и серые мундиры власти. Но если Руди принесет это домой дяде Шмуэлю, тот сможет выручить за эту штуку много хорошей еды, уж куда больше, чем можно купить на деньги, которые дадут за мешок собачьего дерьма на дубильном заводе. Мальчишка повертел телефончик в руках, думая, как бы заставить его заткнуться, и жестяной голосок повторил:

– Алло? Как вы можете нас развлечь?

Руди чуть не бросил телефон и не рванул прочь, но любопытство его на миг удержало.

– А зачем?

– Развлеките нас, и мы дадим вам все, что вы захотите.

У Руди глаза на лоб полезли. Металлическая пластинка поблескивала в сложенных ладонях. Вспомнились волшебные сказки, которые старшая сестра любила рассказывать, пока кашель не свел ее в могилу. Всякие истории про чудесные лампы, колдунов, джиннов и прочее, что отец Борозовский обязательно проклял бы как языческую чушь. И в душе Руди схватились желание сбежать от унылой тяжелой жизни и пессимизм, выработанный почти десятилетием хребтовой безнадежной работы. Победил реализм. Руди не сказал: «Хочу ковер-самолет», или «Хочу кошелек, полный золотых рублей», или «Хочу быть князем Михаилом и жить в царском дворце». Сказал он другое:

– Родных моих кормить будешь?

– Да. Развлеки нас, и мы будем кормить твоих родных.

Руди обшарил все закоулки мозгов, понятия не имея, как взяться за такое дурацкое дело. Потом заморгал: как же он не допер! Это же так просто! Поднеся телефон ко рту, он прошептал:

– Рассказать тебе сказку?

К концу дня, когда с орбиты посыпалась манна, и мечты людей ожили, как колючие лианы в пустыне после дождя, Руди и его родные – больная мать, пьяница-дядя и семеро братьев и сестер – уже не входили в экономическую систему Новой Республики.

Война была объявлена.

* * *

В глубинах далекой косми

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке